Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Новосибирск — Ая — Горно-Алтайск — Бийск — Новосибирск

Все-таки перепала мне неделя отдыха — счастье небывалое. Даша с ребятней в Кемерово — остальных родственников развлекают, а у меня вдруг замаячило 7 дней абсолютного блаженного безделья. Жаль, что у Милого сессионное время, но три денечка, чтоб вдвоем побыть, мы выкроили.
Вот я все-таки думаю — здорово, когда близкий человек так легок на подъем!
Вечером в среду я мечтательно сказала — а хорошо бы съездить куда-нибудь… в Калтан, к отцу, или, например, … на Алтай. И испуганно зажмурилась. Ну, думаю, будет мне сейчас Алтай. Не скакать надо, задравши хвост, а отоспаться, отлежаться, неспешно почаевничать вечерами. Да и не лето, небось, чтоб, имея всего три свободных дня, тащиться невесть куда. Но Милый оказался, как всегда, великодушен и снисходителен. "Ты хочешь на Алтай? Так поехали!"
Остальное оказалось делом техники. Купить билеты на вечер пятницы "Новосибирск — Озеро Ая", созвониться с выбранной наудачу турбазой в тех краях, прикупить в "Мегасе" две жареные "полкурицы" и пару бутылок минералки, быстро затолкать в заскучавшие с осени рюкзаки теплые носки, фонарик, взятый напрокат фотоаппарат (свой так и не удосужились починить) и "Культурологию", и — вперед!!
Автобус оказался о-о-о-чень маленьким китайским автобусом. Сделанным, по всей видимости, и не для китайцев даже, а для их несовершеннолетних детей. К счастью, он не был переполнен, и рюкзаки мы разместили на соседнем сиденье, а сами, кое-как умостившись, принялись за ужин, поскольку в течение целого дня у меня маковой соломки росинки во рту не было. Автобус был мал, но резв. Он рассекал ночь прищуренными фарами и, неловко потряхивая задом, бежал к Алтайским горам.
Не прошло и восьми часов, как мы добрались до села Ая. Вывалившись из этого катафалка в условленном месте в алтайскую ночь, мы было растерялись, но тут из темноты к нам шагнул местный Вергилий с обветренным монголоидным лицом и просто сказал: "Я за вами". И мы доверились ему. А что бы вы стали делать в четыре часа пополуночи?!
Впрочем, идти пришлось недолго — уже метров через 50 был тот самый обещанный "благоустроенный теплый дом". Он был совершенно пуст. Не спрашивая имен, явок, паролей, денег и документов проводник наш предложил нам на выбор любую из трех подготовленных комнат. Мы выбрали угловую, ту, что поближе к уютному холлу с камином и подальше от входа. После чего, приняв теплый (!) душ, и испив чаю, рухнули спать.
Уснуть сразу, однако, не удалось — обрушившаяся тишина была такой неожиданной, что в первые минуты вдруг показалось, что мы оглохли. "Депривационная камера" — прошептал Милый. Страшно было даже двигаться, казалось, любое движение разобьет эту тишину и рухнет все вокруг. К счастью, неподалёку брехнула собака, и от этого лая стало спокойно и тепло. И мы провалились в сон.
Утром нас разбудило пронзительное солнце. Небо, заглядывающее в окна, было совершенно апрельским. "На бледно-голубой эмали…" и пр. Появившаяся хозяйка, а может и не хозяйка — я по сей момент так и не знаю, кто была эта милая девушка по имени Аня — приветливо осведомилась, удобно ли нам, не нужно ли что-нибудь. После чего, уверившись, что мы всем довольны, исчезла.
Мы договорились с охранником Юрой (так звали нашего вчерашнего гостеприимца) о баньке после прогулки и высказали пожелание посидеть вечерком у камина. Познакомились с громадным псом по имени Дюк, который сторожил базу, и даже почти подружились с ним, отдав ему косточки от съеденной ночью курицы, которые немедля исчезли в его пасти, напоминавшей чемодан средних размеров.
А потом двинулись к озеру Ая.
Вернулись мы уже в темноте, отшагав по моим прикидкам километров 13-14 в общей сложности по местности весьма пересеченной.
Были на озере — оно замерзло, конечно, и не было столь прекрасно, как возможно бывает весной, летом или осенью. Однако снег был так ослепительно чист, тишина вокруг была столь глубока, что мы ни на миг не пожалели, что приехали именно в это время. Потому как в сезон это крошечное теплое озеро осаждают оголтелые толпы безумных туристов, потягивающих бесконечное пиво, врубающих на полную мощь динамики с "Бла-бла-бла..", галдящих и гадящих вокруг и около. А нам повезло — редкие местные жители, еще более редкие гости края совсем не мешали нам любоваться красотой алтайских предгорий. Изредка только пролетит вертолет или дельтаплан. Или залает собака. Или вдруг послышится стук топора или бензопилы — идет строительство! К сезону надо много — сотни, тысячи мест для отдыха — и строят, строят и строят — дома и домики, коттеджи и настоящие дворцы-пансионаты… Думаю, что еще через пару лет будет незачем приезжать на озеро Ая. Но мы, по счастью, еще успели!
Потом мы добрались до площадки, с которой отлично виден подвесной Айский мост через Катунь. Кажется, что он невесом, воздушен! Тем не менее, в день он пропускает не менее тысячи — полутора тысяч машин! А в сезон, пожалуй и того больше.
Мы дошли и до моста. Проход пешеходов там бесплатный, тогда как автомобилисты, проезжая по столь экзотическому сооружению, платят дань от 15 до 60 руб. в зависимости от грузоподъемности машины. И вот тут, на мосту я увидела во всей красе Катунь. Я избалована красивыми реками. Выросла на берегу небольшой речки Кондомы, что берет свое начало в шорских предгорьях. Кемерово стоит на Томи, которая рассекает город на две части. В Новосибирске так же делит Право- и Левобережье красавица Обь. Видела я могучий Енисей, и таёжную Бирюсу. Иртыш и Волгу. Неву и Москву-реку. Но такой реки, как Катунь, мне не доводилось видеть. Воды ее прозрачны. С моста был виден каждый камешек на дне этой стремительной, незамерзшей красавицы. Льдины, похожие на жемчужины на темном праздничном платье, кружились в каком-то необыкновенном танце. Она вспенивала воды на порогах и шелестела льдинками у берегов. То тут, то там вскипали подводные ключи. А там, где вода Катуни все-таки замерзла, лед был совершенно необыкновенного — бирюзового цвета! Смотреть на Катунь можно было бесконечно.
Но приближались сумерки. Мы перешли мост, прошагали вдоль деревни Соузга (сделав пару километров по Чуйскому тракту в направлении монгольской границы) и нашли на краю деревни магазин, где прикупили немного провизии — сыра, масла, и вкусного алтайского хлеба. Возвращаясь назад, успели заснять розовеющие в закатных лучах макушки гор. Стемнело быстро. И 4,5 километра до базы мы шли почти в потемках, без конца поглядывая на небо. Нет таких звезд в городе. Нет, и все тут! Они были мохнатыми, морозными яркими. И были их тьмы, и тьмы, и тьмы…Я не узнавала знакомые созвездия - там звезд было в несколько раз больше. Я совсем отчаялась отыскать Малую Медведицу — пришлось, как на картинке в учебнике природоведения, отмерять расстояние от стенки большого ковша.
"Дома" нас ждала жарко натопленная баня, заправленный дровами камин и приветливо машущий хвостом в ожидании очередной подачки, Дюк.
После бани мы просидели допоздна у камина, слушая тишину. Потом, уже ночью вышли еще поглядеть на удивительные звезды, и были поражены монотонным, непрекращающимся шумом. "Это железная дорога?" — спросил Милый. Я напряженно вслушалась. Если это железная дорога, то поезд должен быть бесконечным. Да и нет в этих краях железных дорог. Чуйский тракт? Но звук проезжавших грузовиков совсем иной — он приближается и удаляется. А этот шум был постоянным. Вслушиваясь, мы наконец стали различать разные оттенки этого шума, и уловили плески волн. Катунь! — осенило нас. Это Катунь шумит на перекатах!! Вот откуда этот шум. Мы долго стояли, уже озябнув, и слушали этот удивительный говор, бормотание, приплёскивание реки. Особенно удивительно было слышать его зимой, в мороз (ночью было около минус 15).
В воскресенье мы вышли на прогулку еще раньше — попытались пробраться на берег Катуни через протоку. Она почти замерзла, но мы так и не решились ее перейти — лед был тонок и ненадежен, хотя к пробивающимся из-подо льда ключам были проложены дорожки разных звериных следов. Мы прошли берегом вдоль протоки и я все смотрела и не могла наглядеться на поразительный цвет льда — бирюзовое стекло. На дорогу, ведущую к мосту мы едва выбрались — пришлось, аки татям, пробираться через территорию "крутой" турбазы "Стик-Тревел". Милый весьма (и не без оснований) опасался собак. Но по счастью обошлось!
Мы опять прогулялись до моста, поснимали танцующие льдины, и направились к озеру. За нами увязался местный пес неопределенной масти и явно дворянских кровей. Мы поделились с ним бутербродами, и он проводил нас до озера, где безуспешно попытался поймать какую-нибудь мышь-шатунью на клумбах местного пансионата. И опять прогулка через лес, и березовый орѓан, и сгущающиеся сумерки, и баня, и камин, и ночные звезды, и шум реки в темноте. Перед тем, как уже после вечернего чая выйти на улицу, мы глянули в окно — там над горами поднимался тонюсенький серп месяца. Памятуя о старой примете, мы решили было показать ему оставшиеся у нас купюры, в надежде, что после такого действа наш кошелек таинственным образом пополнится. Но не тут-то было! Выйдя из дому, мы не обнаружили месяца, сколько не искали. Нет! - сказал Милый — месяц не так глуп. Он-то понимает, что такого с нами произойти не может, вот и спрятался, чтоб не обещать невыполнимое!
Ну а утром Аня, с которой мы тепло распрощались, отвезла нас к мосту, где мы довольно быстро поймали маршрутку до Маймы. Оттуда — в Горно-Алтайск, где пробыли совсем недолго. Из окна автобуса мы видели занимательные названия: "Продовольственный магазин "Парнас", "Обувь. Одежда. "Колизей". Когда, проезжая мимо последнего мы не сговариваясь, засмеялись, наша попутчица простодушно спросила — чего это мы. "Да забавно — обувной магазин "Колизей" — ответила я, немного смущенно. "А чего такого,- удивилась женщина- название как название. А Колизей — это вообще-то чего?" Я, еще более смущаясь, начала бормотать что-то про Древний Рим. Она улыбнулась, и протянула — а, вон чего. Ну что же — название хорошее!
Из Горно-Алтайска до Бийска мы "на последнюю да на пятерку" решили махнуть на такси. Дороже, чем на автобусе всего на полтинник, зато быстрее вдвое. По 150 целковых на нос — 100 километров. По дороге наши спутники развлекали нас рассказами о своих родных краях, передавали разные интересные истории и легенды, в которых алтайцы почему-то назывались местными индейцами, звали перебираться жить в эти прекрасные места, сетовали что мы не побывали дальше в горах.. Когда машина проезжала Сростки, они с гордостью показали на горе памятник Шукшину. Время пролетело незаметно.
В Бийске мы попросили высадить нас в Заречье. Мне очень хотелось найти переулок, где жили родители моего первого мужа. Я много слышала о Заречье, и мне хотелось увидеть своими глазами это место, которое я не раз видела на фотографиях. Один из попутчиков вышел с нами, и расспросив местных таксисов проводил нас до самого Некрасовского переулка. Мы побродили по нему, немного пофотографировали. В конце концов, это то место где жили пра-, пра-пра-, и пра-пра-пра- родные моих внуков.
А потом, миновали коммунальный мост, по-домашнему пообедали в славном кафе, купили билет на вечерний автобус до Новосибирска и еще успели погулять по Старому центру Бийска. Он был так красив в закатном свете! "Город с корнями", сказал Милый. А я впервые увидела, как хороши оказались розовые стены домов! Потому что белые все равно в закатном солнце стали розовыми. А прежде мне казалось — какой дурак красит дома розовой краской? А еще там был храм — отреставрированный, красивый, а рядом — стена к стене — стадион. И это сочетание было и странно, и нелепо. Но это была живая история города.
Вот такая была у нас замечательная поездка.
Напишу еще, что обошлась она нам в $200 на двоих. Это вместе с отличным обедом в Бийске. Правда в эту сумму я не включила взятые с собой из Новосибирска две "полкурицы" и пару бутылок минералки…
Tags: дневниковое
Subscribe

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • (no subject)

    Второй день, как отключили отопление. За окном +8, ночью около 0. В квартире не знаю сколько, но дубак страшный. Сидим укутанные, как эскимосы. Коты…

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • (no subject)

    Второй день, как отключили отопление. За окном +8, ночью около 0. В квартире не знаю сколько, но дубак страшный. Сидим укутанные, как эскимосы. Коты…

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…