Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Белово (пос. Инской)

Итак, квартиру мы нашли и завтра переезжаем. На работе доступа в ЖЖ в меня нет, а дома весь март будет крайне ограничен. А потому, пользуясь случаем, и накануне весны, выложу сразу три поста.
Потом второй класс, но я уже знаю – мы переезжаем! Первую четверть я учусь еще в своей школе, а на осенних каникулах папа приезжает за мной и увозит меня от бабушки в Белово. Я еду в город с таким красивым названием. Там, наверное, все белое – и снег, и дома…Приезжаем мы почти ночью. Меня полусонную папа заносит домой, а утром…..
Я отлично помню этот день – 6 ноября 1970 года! За окном яркое солнце, снег, мороз. Мы с Ромкой выбегаем на улицу – как чудно!! Дома маленькие – 3-х этажные и всего двухподъездные, вниз, в сквер ведет лестница, а если пройти дальше, то накатанная горка! Как мне нравится здесь! Очень тихо, нет машин, нет дыма от заводских труб, и снег – чистый-чистый, белый-белый, пушистый! Можно в нем кувыркаться, прыгать в сугроб, подбрасывать вверх, и ловить ртом! Это не новокузнецкий серо-черный утоптанный, слежавшийся. Это счастье.
В Белово (точнее, в поселке Инском) меня отдали в небольшую восьмилетку. Всего два класса в параллели. И я неожиданно начинаю отлично учиться. Мне нравится быть отличницей! У меня больше нет клякс в тетрадках – мы пишем шариковыми ручками. Раиса Васильевна не особенно смотрит на каллиграфию – все больше на грамотность. Она много читает нам вслух! Она читает чеховского «Ваньку» - и плачет. Я впервые вижу, как плачут над книгой. Именно ее я считаю своей «первой учительницей», в том смысле, который обычно вкладывают в это сочетание. Она уже пожилая (нам так кажется тогда, я же сейчас думаю, что ей было лет 45), грузная, одышливая. Ей тяжело ходить, она говорит негромко. Никогда не ругается. Да, она не ходит с нами в походы, как учительница параллельного класса, но зато рассказывает всякие «истории». И я не тороплюсь уходить из школы домой – мне хорошо в моем классе.
У меня появляются первые настоящие подружки, и даже первые поклонники. К Ирке Дубовцевой (с которой отношения довольно сложные, но все-таки приятельские) я прихожу в гости. Попав впервые в «богатый» дом (отец Иры – кто-то из большого начальства на Беловской ГРЭС) я чувствую себя немного неловко – там есть красивый большой ковер, массивные шторы, а однажды подружка угощает меня странными ягодами, спрятанными в коричневатой кожице – «это граната» - говорит она. Я знаю, что такое граната, но, оказывается, есть и еще одно значение этого слова – очень вкусное. А еще у них есть дома телефон! Это тоже какой-то другой мир. Но я прихожу туда раз за разом, потому что у Ирки есть «Приключения Незнайки», а почитать она не дает, да я и попросить не смею. И я читаю запоем прямо у нее дома, забравшись с ногами в большое мягкое кресло. Такого кресла у нас, конечно, нет, как и многого другого. Но мама уже начала собирать библиотеку, мы выкупаем с ней вместе книги по «подписке», и каждый выкупленный том – радость! Я – первый читатель! Я поглощаю все – Гоголь, Чехов, Гамсахурдиа, почему-то Остап Вишня – всё собрания сочинений, милый Пушкин – такие небольшие бежевые томики, "Жизнь Животных", и "Памятники мирового Искусства". Но главное – БВЛ, или, как любовно называли, «двеститомник». Кроме того, Кассиль, Сергей Михалков, и любимый на долгие годы Паустовский.
Сережка Чепцов – одноклассник. Я ему нравлюсь. Он провожает меня иногда из школы, и тащит мой портфель. Мальчишки насмешничают, но он, набычившись, старательно не замечает насмешек. Иногда мы ходим с ним на каток, и он туго шнурует мне ботинки коньков – чтоб «нога не болталась». Но больше ему нравятся лыжи – потом он будет заниматься ими серьезно, даже станет каким-то не то призером, не то чемпионом каких-то спартакиад, но сейчас он просто смешной, упрямый мальчишка. Он и его родные живут на краю поселка в «бараках» - я думаю, что это такое название домов. Однажды я захожу за ним «на каток» - барак одноэтажный, в нем общий полутемный коридор, заваленный всяким хламом – старая коляска, прикрытая рогожей картошка, сломанные стулья, какие-то тряпки, проржавевшие ведра, сундуки… Сережкина комната – в конце коридора. Когда робко стучусь в дверь, из-за которой пахнет незнакомо, но очень противно, на меня сверху падает мешок с луковой шелухой. Так и захожу в комнату вся в шелухе под хохот его родственников – у них «гулянка», как мне потом объясняет Сережка. «Напьются и будут всю ночь песни орать». И мы уходим на каток, а потом к нам в гости. Ему нравится бывать у нас. Дома тихо и чисто, гулянок у нас не бывает – отец мой не пьет, да и не принято как-то. Есть книги, игры всякие – шахматы, шашки. Есть, подаренный бабушкой фильмоскоп и диафильмы к нему, которые мы многократно пересматриваем. Мои родители, если они дома, всегда зовут обедать всех моих приятелей. Еда простая, конечно – ну борщ, ну жареная картошка, пусть даже яичница – но стол в кухне покрыт нарядной клеенкой, и всегда, кроме самых холодных месяцев на нем стоят в стеклянной вазочке цветы, а зимой – веточки тополя или вербы. Телевизора у нас пока нет, он появится через год – «в кредит». Пока же есть радиола, которая одновременно и радио, и проигрыватель для любимых пластинок. А еще у меня есть глобус – отец привез откуда-то из командировки. Мы вместе любим подолгу его крутить. Он славный, Сережка. Но мне совсем не нравится. То есть, нравится, но не «так». А «так» мне нравится Женя Прохоренко. У него мама учительница. Он много знает, такой аккуратный, чистенький. И совершенно меня не замечает. И я луплю его за это портфелем и кулаками по спине. Он бы, может, дал сдачи, но «девочек бить нельзя», и он просто уходит, сглатывая слезы досады, обиды и боли. Кулаки у меня крепенькие, и сила есть.
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments