Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Categories:

Части вторая и третья


II
…Я ехала снова по бездорожью.
Сутки, двое, трое, пятеро.
Съела хлеб до последней крошки.
Но назад боялась попятиться.
Солнце по утрам всходило справа.
Садилось слева. В селеньях редких
Кидались камнями мальчишек оравы,
А матери их отдавали объедки…
Потом я дням потеряла счет.
Хитон изорвался. Ночами мерзла.
Иссохшие губы закрыли рот.
Ветер гор и степей щекотал ноздри…
……………………..
Потом предо мной встала река.
Мне даже сперва почудилось – море.
Холодна, привольна и глубока.
Я кобылу хотела пустить на волю,
Но страшно было остаться одной.
Переправу искала довольно долго.
Не нашла. Пробовала песчаное дно,
Да сносило течением – все без толку.
Повернула к восходу, и вдоль реки
Ехала долго. Должно быть, дней десять.
Ночи были хмуро тихи.
Тело совсем перестало весить,
И лошади было легко скакать
По пологому берегу без дороги.
Я научилась в дороге спать,
И поджимать перестала ноги…
Как-то, уже на исходе дня
Встретила несколько странных хижин
Они осторожно встречали меня.
А люди и вовсе встречать не вышли.
Я робко приблизилась к самой дальней,
Той, что стояла у светлой опушки
От этих домиков веяло тайной.
Как от старинной детской игрушки.
… Вышел хозяин. Он был космат,
Темен лицом, как угли глазищи
Я торопливо и невпопад
Показывала, что хочется пищи,
Что спать хочу, что хочу тепла.
Что с миром пришла, что умысла нету.
Что хватит мне небольшого угла,
Чтобы заночевать до рассвета…
Он молча рукой показал – идем.
Завел в убогий, из бревен угол.
Там пахло навозом, парным теплом,
А у стены сложен был уголь.
На рогоже спала большая собака.
В подбрюшье щенки лежали связкой.
Мне опять захотелось плакать.
Кровь стала жаркой, противно-вязкой.
Хозяин дал грубую овечью шкуру.
Их много валялось повсюду
Едва взглянул на мою фигуру.
Вышел. Вернулся с большим сосудом.
Там было молоко – теплое, с пенкой.
Неловко сунул мне в руку хлеб.
Я села в тени бревенчатой стенки –
Ни дать, ни взять – голодный эфеб.
Глотнув слезы с молоком вперемешку,
Я подхватилась с нового ложа,
Выскочила во двор, не мешкая –
Как там лошадь? Моя лошадь?!
Кобыла мирно дремала, уткнувшись
Мордой в ствол огромного дерева.
Растаял сердце стиснувший ужас.
И я хозяину, наконец, поверила.
…………………………………


III
Я прожила там три лунных месяца.
Листья деревьев цвет поменяли,
Потом опали, засыпав лестницу,
Которую мы к крыше подняли.
Я доила коз, варила ужин,
Трепала овечью шерсть на пряжу
Мне было здесь вовсе не хуже,
Мне было здесь, кажется, лучше даже,
Чем в доме, где я родилась и выросла.
Хотя порой по ночам мне казалось,
Все, что было со мною – вымыслом.
Мешала поверить в это - малость –
Оберег на кожаном шнурочке,
Что висел с рождения на моей шее.
Мама его надела дочке,
Чтоб росла здоровой и хорошела.
Когда становилось очень трудно
Я его, как сердце, в кулак зажимала.
… Шли недели. Я счет потеряла будням.
Но должно быть их пролетело немало.
Осень здесь была холодной и ясной.
Бронзовые листья совсем почернели.
…. В тот вечер закат был багрово-красный
Первых звезд дождалась еле-еле.
Мне не спалось. От стука мурашки
Пробежали по коже. С петель сорвали
Дверь. Я стояла в одной рубашке.
В проеме лица чужие мелькали.
Хозяин бледный и страшный вышел
Из клети с большим топором им навстречу.
Все замерло. Где-то шуршали мыши,
Скреблись в подполье. Трещала печка.
К гостям нежданным шагнул сурово.
Я видела, как тряслись его руки.
В сарае страшно взмычала корова.
И оборвался звук тяжким стуком.
... Скотину вывели, а мне надели
Петлю на шею, и за веревку
Неспешно вели к неведомой цели.
Я прижималась к лошади робко.
Мне повезло – она шла рядом,
Высоко поднимала стройные ноги,
Смотрела спокойным внимательным взглядом,
На буки, стоявшие возле дороги,
На рыжую глину, на мою веревку,
На клок сена, на утро сырое.
Мне рядом плакать было неловко.
И я, спотыкаясь, брела за бедою.


Два дня шли лесом, а на третий
Вдруг дождь закончился, и проя́снило.
Задул холодный восточный ветер,
И солнце высветило кору на ясенях.
И стало холодно. На дневном привале,
я вгрызалась в твердую, желтую репу,
Те, кто вел меня, задремали,
Перед тем, как войти в ледяную реку.
Репа была сладкой и сочной.
На берегу среди камешков красных,
Я вдруг увидала странный кусочек,
Как будто испачканный охристой краской.
Я подняла его - почти с кулак
Размером, он был тяжел и массивен.
Кусочек золота – добрый знак,
Мне показался еще и красивым.
Проснулся старший, пинками в спины
Спутников растолкал грубо.
Небо было синим-пресиним.
От холода у меня стучали зубы.
Переправлялись. В быстрой реке
Шли – кому по грудь, мне по шею.
Еще хорошо, что шла налегке,
Вцепившись в хвост лошади, рядом с нею.
К вечеру меня охватил озноб.
Дрожала так, словно в скачке бешеной.
Горел костра горячее лоб.
Всё было в бреду, день с ночью смешанный
Превращался в реку, затем в лес,
Затем становился бескрайним лугом.
Тело тяжелело, теряло вес,
Как сквозь воду слышалась злая ругань.
В свете огня искажались тени,
Луна то падала, то взлетала вновь
Увиделась лестница, на ступенях
Стекала струйкой пурпурная кровь
А может гранатовый сок. Показалось
Разбился кувшин, нутро пролило́сь.
Я стала меньше, чем самая малость,
Я стала прозрачной для всех насквозь.
Казалось, что даже меня не стало,
Что я исчезла в воронку дней.
Пламя костра огнем трепетало,
Тени леса стали видней
На мгновенье. Затем пропали вовсе.
……………………………..
Очнулась – на лицо лился дождь.
Исчезли где-то нежданные гости,
Исчез их страшный, со шрамом вождь,
Исчезли козы, моя кобыла,
Костер погас. Я пыталась встать.
Но не сумела – исчезли силы.
Кричать? Не сумела даже кричать.
…………………………………


Кажется, я тогда умерла. Не знаю.
Может, это была и не я вовсе.
Тонкая корочка ледяная
Памяти стаяла, свечкой восковой.
Умерла. Должно быть.
        Безумным вихрем
Меня несло по дорогам смерти.
Я становилась смерчем, тихо
И пусто было лишь в центре смерча.
Я взмывала, взметалась черной воронкой,
Упадала вниз по стенкам стекая.
Летела птицей, ниточкой тонкой
Паутинкой края ущелья смыкая,
Зависала. Потом была гибель и тьма.
И воскресенье, сродни рассвету.
Как я тогда не сошла с ума –
До сей поры не найду ответа.
Tags: стихи
Subscribe

  • (no subject)

    На дворе +20. Сказка какая-то. Прибрала на балконе. В этом году посажу только бархатцы и душистый горошек - с ними никаких хлопот.

  • Доживем!

    В конце ноября мне всегда кажется, что лета никогда не было. И солнца не было. И вся эта летняя жизнь – просто сон. А в реальности светлое время…

  • Стереокартинки

    Подсела на разглядывание стереокартинок. Эта забава старая, я ее еще с конца 80-х знаю. Но вот чтоб на экране - не смотрела раньше. Нравится.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments