Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

"Хроники Нерюнгри"

В очередной раз, перебирая всякие бумаги, обнаружила чудом сохранившуюся во всех моих переездах пачку маминых писем, датированных 82-84 годами. Подумать только, прошло четверть века… И уже девять лет, как нет мамы. Перебирая конверты, я размышляла, как же лучше все это сохранить. Что сделать, чтоб и детям моим, и внукам было интересно узнать об этом времени?
Решила так. Перепечатать письма, не трогая ни орфографии, ни слога. И размещать в журнале по одному письму, сопровождая текст своими комментариями, редкими сохранившимися фотографиями, дополняя какими-то другими документами, если таковые найдутся.



Этот кусок жизни моей семьи с лета 1982 года по весну 1984 необычный. Они поднялись с насиженного места в крошечном зеленом уютном Калтане и поехали в Нерюнгри.
Так я и назову эти тексты «Хроники Нерюнгри». Они вряд ли могут претендовать на какую-то художественную ценность, но дороги для меня и моих близких.
Немного предыстории.
Мой отец, начавший свою профессиональную карьеру с автослесаря в мехмастерских на ЗапСибе страстно любил машины. Он не просто любил их, он их понимал и чувствовал. Мне кажется любой автомобиль – от Запорожца до БелАЗА - был для него родным и любимым. Папа работал сперва автослесарем, одновременно учась заочно в Томском политехе на автомобилестроительном факультете, потом старшим механиком, потом главным механиком, потом, наконец, стал начальником южно-кузбасской автоколонны «Кузбассэнерго» (это было в 1976 году, и было ему тогда 36 лет)… И вот любя машины, зная их, как своих трех детей свои пять пальцев, личную машину он купить не мог.
Причин было несколько. Даже работая начальником автоколонны (но не воруя, не «пользуясь служебным положением», т.е. будучи правильным советским человеком) он не зарабатывал столько, чтобы имея троих детей, что-то еще откладывать на покупку машины. И, кроме того, машину купить было довольно трудно – была очередь. И всегда находились «внеочередники». Но отец, по-моему, даже в очереди-то не стоял… На какие шиши?.
О машине, однако, мечтал. О любой. Москвич – это, конечно было практически недосягаемо. Про Жигули – нечего и говорить. Но вот Запорожец! Вот если бы Запорожец…
В начале мая 1981 года, я – юная девятнадцатилетняя жена, мой молодой муж, его брат и родители приехали в Калтан к «моим».



И самая главная новость, которую по очереди и сначала втайне друг от друга сообщили мне мои родные, была такая – «мы купили машину!!». «Машиной» оказался старый-престарый, видавший виды, «горбатый» Запорожец, который отец буквально перебрал по винтику и поставил на ноги колеса.
Это был чудесный визит, мы исколесили все окрестности Шорских предгорий, собирали цветы, колбу (так называется в тех краях черемша, дикий чеснок)…



Отец был счастлив…
Но уже осенью, какой-то нетрезвый водитель грузовика врезался всей мощью в зад «шалагушки», как ласково называла машину мама. Запорожец восстановлению не подлежал.
И отец сказал: «Всё. Я поеду зарабатывать на машину».
В то время активно шла стройка на участке Малого БАМа (это кусочек железной дороги, по которой доставлялся уголь с Нерюнгринского разреза на основную магистраль). Строился и Нерюнгри. И Нерюнгринская ГРЭС. И такая мощная стройка, конечно, нуждалась в рабочих руках.



Стройка была объявлена «ударной, комсомольской», но народ туда ехал разный. Кто за романтикой, «за туманом» (таких, правда, в 80-е было уже не так много), кто за шальными деньгами, кто за машиной.
Дело в том, что те, кто работал на таких объектах, пользовались определенными привилегиями. Например, заключали контракт, скажем, на три года, в течение которого из зарплаты (не маленькой по тем временам) вычитался «целевой взнос». И по истечении срока договора, человек мог вне всякой очереди, по целевому распределению купить автомобиль. Вроде бы все были довольны – государство получало рабочие руки, рабочие руки получали хорошую зарплату, машину и «северный стаж». Ехали охотно. Но чаще молодые – до 30. А отцу тогда уже перевалило за сорок.
Но иного пути к мечте не было. И он поехал. Уже весной 82-го его навестила мама, и решение было принято – надо ехать всем.
Я тогда училась на третьем курсе, была замужем и жила в Кемерово в семье моего первого мужа, потому обо мне речь не шла.
Но кроме меня у родителей был мой братец Рома – он закончил весной 82-го восьмой класс - и сестренка Оксана, которой не было и девяти. Жила с ними еще и бабушка (мамина мама). Вот такова была расстановка сил на момент принятия «эпохального решения», и таковы основные действующие лица «Хроник Нерюнгри».
(продолжение следует)
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • (no subject)

    Этот грибной сезон, чтоб ему:(( Ну невозможно же! Уже сегодня решили с мужем - просто чинно погулять в парках. Тем более, что и дождь обещали, и…

  • (no subject)

    Что-то закрутилась я с домашними делами. Едва успеваю ленту по диагонали просматривать. А нынче вечером и вообще уезжаю на полторы недели в родные…

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • (no subject)

    Этот грибной сезон, чтоб ему:(( Ну невозможно же! Уже сегодня решили с мужем - просто чинно погулять в парках. Тем более, что и дождь обещали, и…

  • (no subject)

    Что-то закрутилась я с домашними делами. Едва успеваю ленту по диагонали просматривать. А нынче вечером и вообще уезжаю на полторы недели в родные…

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…