Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Немного о детстве

Опять про детство. Не надоело еще?

Почти не помню то лето, когда бабушка (мамина мама) возила меня к многочисленной родне в Омск. Мне было три. Ну, три без месяца. Вот такая карапузица.




Смутно помню поезд. Скорее всего, это был плацкартный вагон (а может и общий), потому что народу было очень много. Бабушка особенно гордилась моим умением читать. Помню дядьку, от которого сильно чем-то пахло, который тормошил меня и все удивлялся, что «така маленька, а уже читает». Дальше, по рассказам бабушки, было так. Он подсунул бело-синюю коробку папирос на которой дугой было написано длинное слово. Я не без запинок, но прочла - «Беломорканал». После чего стала такой вагонной достопримечательностью, ну… «шпагоглотателем», или «женщиной с бородой» - «така маленька, а уже». Конфетами – карамельками и «дунькиной радостью» я была обеспечена. А «дунькину радость» кто помнит? Такие простые конфетные шарики без оберток, розовые, сладкие… Зеленые назывались «крыжовником», желтые «лимончиками». Они стоили… не помню, но дешево, может рубль за килограмм, а может, и того меньше. Я их очень любила. А из карамели больше всего любила «Клюкву». И бабушке эти кисло-сладкие карамельки тоже нравились. Но они были уже в фантиках и подороже.


Бабушка с моей двоюродной сестренкой Эллой (примерно 1959-1960)

Воспоминания о шоколадных конфетах начинаются уже лет с шести – другая бабушка, приезжая в гости, привозила кулёк с конфетами, в котором кроме карамелек, были «Кара-кум», «Белочка», и еще какие-нибудь «с белой начинкой».

...Так вот, в Омске родни у нас было много. Бабушкин муж, мой дед, которого я никогда в жизни не видела - он остался на дальневосточном фронте, был родом оттуда.


Омская родня

Адрес их большого дома я помню до сих пор – сколько открыток, которые обязательно к каждому празднику отправляла бабушка, мной было подписано «Омск, 7-я Линия, 6». Мне было странно, что здесь не улицы, а линии. Папа объяснял, что улицы длинненькие, ровные, как по линейке начерченные, потому и «Линии».
Вообще, с открытками дело обстояло так – было несколько праздников, помимо дней рождений, к которым отправить открытку было делом обязательным.
Новый Год, 8-е Марта, 1 Мая, 9 Мая, 7-е Ноября. И иногда к 23-му Февраля, но не всем.



Обычно бабушка доверяла мне оптовую закупку открыток, а потом придирчиво разглядывала их через толстые стекла очков. Чаще наши вкусы совпадали. Иногда нет. На Новый год я покупала изображения зайчиков, оленят, белочек, а бабушка предпочитала «с природой». На 8-е Марта мне нравились мимозы и фиалки, бабушке розы и тюльпаны. Закупалось до трех десятков открыток. И начиналось… Поздравления бабушка писала сама, обязательно вспоминая и упоминая всех, кто мог открытку эту увидеть:
«Дорогие Маша, Федя, Вера, Нюся, Саша, Анечка, Николай и Юрик!»
Из них Юрик и Анечка еще пачкали пеленки, Саша ходил под стол пешком, а Вера наезжала к «своим» раз в полгода…
Адреса подписывала я. У бабушки в рыжей сумке лежала тетрадь, где была «адресная база» всех родственников. Больше всего мук доставляли мне индексы.
Родственникам, по-видимому, нравилось получать поздравления, и они всегда отвечали. В предпраздничные дни наш почтовый ящик ломился от открыток. Иногда на них были приклеены марки, я их отпаривала над кипящим чайником и сушила под прессом.
Если от кого-то ответная открытка не приходила в положенный срок, бабушка начинала волноваться и писать письма.
Регулярную же переписку она вела только с бабой Люсей.


баба Люся слева

Бабу Люсю я обожала. Она была смешливая, никогда не ворчала и научила меня вязать. То есть набирать петли и вывязывать «изнаночные» и «лицевые». Дальше я училась по книжкам.
Баба Люся была женой бабушкиного брата Якова. Он вернулся с фронта с тяжелой контузией, и прожил недолго. И сноха, и золовка остались вдовами, крепко дружили, часто писали друг другу, живя в разных городах, в одиночку поднимали детей. И не работали только, наверное, когда спали. Даже приезжая к нам в гости, баба Люся всегда находила какое-то дело.
Впрочем, нет! Еще они были картежницы! Вот! И вечерами с азартом играли в «дурака», и хохотали. Сейчас думаю, что в 67-68 (это я помню уже) было бабушке 60, а бабе Люсе и вовсе чуть за 50. Ну немолодые, да… Но и совсем нестарые женщины! А казалось-то…
Мы все любили бабы Люсины письма. Она окончила несколько классов в деревенской школе, и писала без особых грамматических правил, но таким живым языком, так щедро сдабривая юмором и добрыми насмешками описываемые события, что мы слушали их с огромным удовольствием. И я помню, что вытащив из ящика письмо, я радостно вопила: «От бабы Люси!!» и предвкушала вечерние чтения.




Бабушки не стало в 91-м. Затерялась где-то ее тетрадка с адресами Где все родственники, которым она писала в Ангарск, в Самарканд, в Омск, в Белово, в Новокузнецк, в Иркутск, в Светлогорск, в Курган и еще в десяток городов? И открытки к праздникам я не закупаю… да и из праздников-то остался только Новый год.
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • (no subject)

    Чуть-чуть примажусь к дню учителя:) Я очень мало работала в школе, о чем до сих пор сожалею. Может быть, сожалею напрасно. Но вот так получилось.…

  • (no subject)

    Ну, хоть солнышко сегодня выглянуло, все как-то повеселее. Петунии, бархатцы и ипомея с горошком пока держатся на балконе, и даже цветут по мере…

  • Сонины летние работы

    Соня - моя старшая внучка. Я давно не размещала ее рисунков, а зря, наверное. Можно было бы видеть динамику:) Ну вот исправляюсь - несколько летних…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments