Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

ПРО ШКОЛУ (часть 1)

Тридцать лет назад.
Тридцать лет назад я закончила среднюю школу № 14 г. Калтан Кемеровской области.
Это уму непостижимо – тридцать лет. А пошла в первый класс получается, что? Сорок лет назад?? Ничего не понимаю!
Я помню каждый год из этих десяти. И школу вспоминаю с любовью и благодарностью к моим учителям. В журнале я уже не раз писала о разных эпизодах школьной жизни, постараюсь не повторяться, но кое-какие повторы неизбежны…
В первый класс я пошла на ЗапСибе. Школа № 102 была новая, красно-кирпичная, до нее можно было дойти пешком или проехать две остановки на трамвае. День 1 сентября 1969 года был пасмурный и дождливый, но это ничуть не портило радостного предощущения чего-то важного. Ну, просто в чистом виде:
«Почему сегодня Петя просыпался десять раз,
Потому что нынче Петя поступает в первый класс!»



Мой 1Б был большой – около сорока человек. Однако, нашей Раисе Дмитриевне, кажется, не составляло труда нами управлять.
В первом классе я впервые в жизни подралась. С девочкой. Её звали Алла Таранюк. Потом мы с ней даже дружили. Она была крепенькая, рослая девочка, из-за чего мы повздорили, не помню совершенно, но портфелем по голове я приложила ей, видимо, изрядно, потому что родителей вызвали в школу. Ходила бабушка. Мне не попало только потому, что бабушка самоотверженно защищала меня перед мамой, главный аргумент был – «эта Алла вдвое больше Кати». В общем, обошлось. Самое трудное было высиживать 4 урока по 45 минут каждый. Усидеть я не могла, ёрзала, вертелась, поджимала под себя то одну, то другую ногу, разрисовывала учебники, заботливо обернутые мамой в миллиметровую бумагу. Еще трудность – чистописание. И на труде мне тоже было непросто, не хватало аккуратности, тщательности, прилежания. Все хотелось «быстрей-быстрей». На уроках труда мы учились пришивать пуговицы, вышивать, делать мережку, делали аппликации, закладки, новогодние игрушки, бумажные цветы. Учились переплетать – «лечить» тоненькие книжки из школьной библиотеки, наверное, делали что-то еще… Во всяком случае, уроки были небесполезными.

Во втором классе со второй четверти я стала учиться в п. Инской, в восьмилетке № 16. Там я впервые почувствовала сладость успеха. Я стала отличницей, на внеклассном чтении мне доверяли читать вслух почти целый урок, со мной хотели дружить мальчики, и моей подругой стала самая красивая и яркая (и умная, заметьте!) девочка – Ира Дубовцева. Класс был дружный, учительница замечательная. Чего еще желать? :)



Третий класс у меня прочно связан с пионерской организацией. В феврале меня приняли в пионеры, я была участником пионерской плавки на КМК, 19 мая мне довелось стоять на трибуне рядом с пионерами 20-х, 30-х, 40-х, 50-х, 60-х, символизируя собственной персоной поколение пионеров 70-х. Я этим очень гордилась. Да еще и родители подливали масла в огонь – «тебе такое доверие, ты должна быть достойна, ты должна быть примером».

В третьем же классе я получила очень важный, на мой нынешний взгляд, урок сострадания. У нашей замечательной учительницы Раисы Васильевны погиб сын. Погиб он в армии. Что произошло – не знаю. Просто в один весенний день, кажется, это был март, мы пришли на уроки, а вела их у нас другая учительница. И все шепотом передавали друг другу трагическое известие… Я вспоминаю, что мы были растеряны, подавлены, и не знали, как себя вести. После уроков, прошедших в тишине, мы долго и неуверенно топтались возле школы, пока, наконец, небольшой группой не отправились к Раисе Васильевне домой. Опять долго жались у подъезда, пока совсем не замерзли, наконец, поднялись, позвонили.
Раиса Васильевна открыла нам. В прихожей было полутемно, но мне показалось, что это не она, а ее мама – так она сразу постарела. Ира (кажется, это она сказала трудные слова) запинаясь проговорила что-то вроде : «Раиса Васильевна, мы узнали, мы вас любим» и заревела, и мы заревели вместе. Я отчетливо эту картинку вижу: стоят девятилетние малявки, еще не знающие, что такое горе, и ревут в голос, потому что впервые понимают, невозможно это, чтоб погиб человек, молодой, красивый, единственный сын любимой учительницы… Это не должно быть, это нельзя! И наша первая учительница обняла нас всех и тоже плакала, плакала, и мы стояли, даже не проходя, прямо на пороге квартиры… Потом, Раиса Васильевна пригласила нас войти, говорила что-то про чай… Но мы извинились и ушли. Тогда, наверное, я первый раз и почувствовала, как это «сердце болит»… Мне кажется, мы здорово тогда повзрослели.
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • (no subject)

    Второй день, как отключили отопление. За окном +8, ночью около 0. В квартире не знаю сколько, но дубак страшный. Сидим укутанные, как эскимосы. Коты…

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments