Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Categories:

Про варенье...

Эмма Романовна, пожилая черноглазая армянка, работает в нашем главном офисе охранницей. Охранять там особо нечего, но ночной дежурный на всякий случай необходим. Два раза в год она замещает уборщицу и приходит к нам в отдел. В отличие от нашей постоянной уборщицы, она все моет и протирает очень тщательно и скрупулезно. Она расторопна и молчалива.
Сегодня, однако, разговорились. Началось с рецепта варенья из белой черешни с грецкими орехами…
-Я родилась в Баку и сорок два года там прожила. Мы тогда бежали уже из последних. Я-то замужем за азербайджанцем была, соседи все азербайджанцы, меня не трогали… Ведь как тогда было – брали адреса армян в ЖЭКах, приходили домой, вламывались в квартиры, забирали все, что хотели, будто тебя тут и нет.
Хорошо если еще предупреждали, что вот, чтоб через два дня тебя не было. Можно было собраться, что-то увезти. А и по другому было. Стучат, и нельзя не открыть – выломают. Откроешь.
- Так, это я заберу, это выкинуть можно. Это выноси. Бери телевизор, магнитофон.
Одежду забирали. Посуду.
А ты – будто пустое место, и не видят тебя.
Соседка армянка начала плакать, когда выносили вещи её матери, так пригрозили выкинуть с балкона. Она не поверила, что такое и быть может – как так? Вцепилась в машинку швейную – мать на ней семью обшивала всю жизнь. Ну, ее за ноги, за руки, и выкинули. Шестой этаж.
Дядя мой по крышам убегал. У них дом в два этажа, а рядом одноэтажные. Так в квартиру дверь выломали, он через окно и по крышам. Убили. Изрешетили всего.
В больнице в Сумгаите сестра моего врача участкового беременная лежала, армянка тоже. Восемь месяцев. Автоматной очередью в живот. За что?
На остановке стоит человек, автобус ждет. Несколько человек подбегают, окружают. Остальные, которые ждут автобус, молча расступаются. Через две минуты – пустая остановка, а человек лежит мертвый, весь исколотый ножами.
Идешь с работы – не знаешь – дойдешь до дома живой, или убьют тебя?
А Карабах. Там столько родных было! Никого не осталось. А какой край!!! Какой край! Палку воткнешь – абрикос вырастет. Земля удивительная!! Леса фруктовые – яблоки, груши…
И как скажешь – чей Карабах? И армяне там веками жили, и азербайджанцы. Кто был первый? Кто второй? Ну-ка, разглядишь?
Сын на каникулах из училища поехал к бабуне моей в Карабах, так армянские мальчишки, с которыми он в футбол вместе играл, накинулись, избить хотели – он на отца похож, на азербайджанца. Окружили, кричат.
Он узнал одного, кричит:
- Эмиль, ты что? Это я, Эрик. Ты что забыл?!
Те растерялись сперва, потом тот узнал.
- О, - говорит, - Это наш, не трогайте! - и Эрику:
- Это ты, а мы думали азер...
Обошлось, а то бы неизвестно как…
У него вообще жизнь сломалась! Он же с восьмого класса в Нахичеванское училище, ну, вроде суворовского, поступил, потом в военное в Тбилиси. А после тбилисских событий их курс разделили – часть в Подмосковье отправили, часть в Ленинград. А полгода до выпуска оставалось, Алиев (он же тогда еще был) приказал, чтоб все выпускники военных училищ были отправлены в Азербайджан. Война же. Армии офицеры нужны.
А Эрик говорит: «Куда мне? Армян убивать?? У меня мама армянка, бабушка армянка, родня в Карабахе сто лет как живет… В Армению податься – азербайджанцев убивать? Как? Отец – азербайджанец, брат двоюродный близкий самый, азербайджанец! Как я могу?!»
Снял погоны, и ушел из училища.
Господи, столько лет жили, как родные… Дети учились вместе… Такая беда…
А теперь мы всем чужие. В Азербайджане – мы армяне. Враги смертные. В Ереване за армян не считают, говорят: «Бакинские армяне – все предатели».
А ведь что делали?! Через замочную скважину зальют бензин, и подожгут. Сколько домов сгорело.
В 92-м мало армян осталось в Баку, ну, те, у кого муж азербайджанец, или наоборот – жена. А там история была – армяне много азербайджанцев в плен захватили, и вот хотели обменять, и последних армян в Баку вылавливали. Ну, я решилась. Куда было ехать?? Куда? Мать в Карабах не доехала – убили, бабуня умерла. Муж сказал:
– Не поеду, пока все не успокоится, мое место здесь. Родина, понимаешь?
Понимаю, что ж?! А мне как? Тоже родина? Дочка на руках. Из дому выйти страшно.
Решила в Ленинград – там сын.
У мужа друг – заместитель начальника железнодорожной милиции. Договорился. Я на вокзал под охраной милиции шла. Дочка на руках, впереди деверь, сзади муж и по сторонам десять милиционеров. И страшно было, все обмирало – дойду, не дойду. В вагон меня завели, а сзади уже толпа. Муж в купе втолкнул, проводник на ключ закрыл, чтоб не ворвался никто. Муж проводнику больших денег дал. До Ленинграда ехали, в первые сутки сидели взаперти, уж только к концу суток дверь открыли…
А первые годы в Ленинграде!
И здесь худо. А потом и голодно. Всем чужая. Всем.
Там у меня и работа была хорошая, и квартира с иголочки, и муж очень хорошо зарабатывал. А тут… И косились – «припёрлись черножопые». Да разве от хорошей жизни?! Да разве поехала бы я из моего Баку?! Но когда выбираешь, что нужно просто выжить, что делать?!
….
Девчонки в офисе сидели и слушали, раскрыв рты – это для них почти древняя история, ну, примерно как Отечественная война или нашествие Наполеона. Но я-то хорошо помню то время, резню в Сумгаите, убийства в Карабахе, танки в Тбилисси, прибалтийскую истерию…
Я помню, как бежали русские из Алма-Аты и Самарканда. Продавали за бесценок все нажитое, снимались с мест…
Оглядываясь, задумываешься – что это было? И главное - зачем? Ради чего?

PS Пока редактировала, savall написал коммент, который нечаянно удалился и остался только в почте: "Я служил в Баку 88-90. Мы много их таких вывели и вывезли оттуда. Но она, видимо, задержалась намного позже, когда СА там уже не было..."
Tags: рассказки
Subscribe

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…