Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Как я в НИИ работала

Во второй половине 80-х годов довелось мне работать в типичном советском НИИ.
Наш институт был частью крупного НПО (научно-производственного объединения) «Кузбассэлектромотор».
В это самое НПО входил, собственно, сам завод, производящий серийные двигатели, пускатели и прочее оборудование для шахт, наш НИИ, занимающийся улучшением характеристик серийного оборудования и всякими новыми разработками – типа возможностей использования новых изоляционных и лакокрасочных материалов, всякими конструкторскими новинками и прочая и прочая, и опытный завод, на котором институтские разработки опробовались. Вполне себе, как я понимаю, нормальная схема.


Устроилась туда я самым что ни на есть обычным способом – разругавшись в хлам с директрисой школы, где проработала три года, сразу после выпускных экзаменов, я отправилась в бюро по трудоустройству. Просидев перед кабинетом инспектора минут десять, я получила два направления – одно в НИИ КЭМЗ, другое в НИИ завода «Карболит». Первый институт был ближе, туда я и отправилась. После короткой встречи с начальником лаборатории, судьба моя была решена - в тот же день меня приняли на работу.


Ну, совершенно несерьезная девица, правда же?

Кстати, секретаршей у директора этого НИИ работала дама пенсионного возраста, умеющая чётко понимать по лицам посетителей – кого нужно пропустить сразу, кому налить кофейку, а кого и вообще завернуть назад под благовидным предлогом. По-моему, сам директор ее слегка побаивался.


Руководство института

Как относительно свежеиспеченный химик, я попала в 13-й отдел, в климатическую лабораторию, где новые материалы, примененные в опытных образцах, проходили всякие зверские испытания. Поскольку оборудование предназначалось для сложных условий, испытывали его тоже нехило. Скажем, возьмем новенький симпатичный движок, поставим его во влагокамеру и маринуем его для ускоренной порчи то в теплом влажном воздухе, то под искусственным дождем, то при минусовой температуре и высокой влажности. А потом вытащим – и проверяем – выдержал или нет. Потом, например, попадает он в термокамеру – и опять – «жар пустыни нам щеки щиплет», то есть температура к сотне, а потом р-р-рраз и мороз минус восемьдесят. И опять проверяем – как он, бедняга? Потом в пылекамеру его. И песком, песком разных фракций, пылью цементной. И снова характеристики смотрим. Выдержала ли изоляция? Облезло ли покрытие? Все ли благополучно с оборотами? Не изменился ли уровень шума?



А то еще доводилось мне эти самые движки (правда, уже не для шахт, отнюдь, предназначенные) возить во всякие закрытые городки и на суперсекретных заводах испытывать их в суперагрессивных средах. Помнится под Загорском (теперь Сергиев Посад) дело было. Вытащили двигатель из камеры, где воздействовала на него смесь под условным названием «гептил», он, несчастный, аж облез весь, вся краска поплыла, ржавчина…А работал, как новенький!
Работа мне нравилась. Отдел тоже. Руководил отделом Борис Владимирович Шушпанников – прекрасный инженер, можно сказать с большой буквы Инженер. Очень мягкий интеллигентный. Он потом ушел, или точнее его «ушли» - по слухам – не сработался с руководством. Начальство во второй половине 80-х уже запах денег почуяло совершенно отчетливо – хозтемы шли одна за другой. Серьезными длительными исследованиями стало заниматься невыгодно. Поэтому «гнали вал», и дотошность и тщательность Б.В. стали неудобны.


Субботник в лаборатории, и Борис Владимирович, конечно, с нами

Народ подобрался разный, но очень как-то дружно мы жили. И кроме работы было много всего. Например, были смотры художественной самодеятельности, в которых хор НИИ традиционно занимал первые места.


Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота... :)

Или, скажем, поездки на сельхозработы. Ездили мы обычно в совхоз «Береговой» на картошку, чаще всего НИИ работал на сортировке. Насколько помнится, ездили с удовольствием: за «картошку» давали отгулы, иногда перепадали премии, а кроме того, выезд сулил и другие радости – грибы, костер, печеную картошку…
Пару раз ездили на «капусту» - это уж по снегу – рубили кочаны и согревались… ну, кто чем – кто работой, кто чаем, кто и водкой. Я там, помню, спасала мышей-полевок. Знаю, что вредители, а все жалко было!


Спасаю полёвку :)

В обеденный перерыв мы играли в настольный теннис. В подвале главного корпуса оборудовали зал, и стучали мячиками до одури, иногда даже жертвуя обедом, который в институтской столовке был отнюдь неплох. Стоил он от 40-50 копеек до рубля – но это уж для обжор. Всегда была очень вкусная выпечка, а котлеты, а то и фарш по 2-20 нередко можно было прикупить домой.
После работы три раза в неделю мы занимались аэробикой. Оплачивали тренера сами, но помещение предоставлял, конечно, институт. А раз в неделю парились в баньке.
Демонстрации – святое дело! Ходили все, хоть пинками, как помнится, не гнали.


Ноябрьская демонстрация

Самое лучшее из внерабочего – это были выпуски стенгазет. Газеты были событием. Готовили мы очередной выпуск в страшной тайне, засиживаясь после работы допоздна, две, а то и три недели. Зато когда вывешивали в главном корпусе – был фурор, весь институт и опытный завод ходил под разными предлогами смотреть новый выпуск и это было лучшей наградой для нас, редакции.
Один стишок помню до сих пор:«Яму роем, роем, роем. Что-то строим, строим, строим, чтобы нашим славным строем нам гордиться, как героям». Это о бесконечном строительстве нового корпуса, в котором поучаствовать довелось всем сотрудникам. Всегда в газете использовали много фотографий, смешных подписей, необычных аппликаций, рисунков. КЭМЗ-овские фотографы были моими друзьями, и всегда шли навстречу, если требовалось что-то отснять особенное.


В фотолаборатории. В колбах, кажется, чай:)

Страшно жалею, что не утащила после увольнения ни одной стенгазеты на память. Это были в своем роде шедевры!
Профком устраивал всякие выставки рукоделья, детских рисунков, цветов. Все это было интересно, тётки (и я тоже) с удовольствием в них участвовали – чего б не похвалиться тем, что умеешь?


Это выставка растений сотрудников НИИ. Я свои кактусы тоже притащила

Ну, праздники для ребятишек – само собой! С шикарными подарками, с отличной елкой, если это Новый год – КЭМЗ был довольно «богатым» предприятием.
Кстати, для хора специально шили «выступательные» платья – так что все «по-правде».
Были всякие занятные вечера – типа «Аукциона технических идей», где те, кто получил самые большие баллы, получали следом весьма приличные премии.



А то еще был в 88-м совершенно смешной конкурс «Мисс «Кузбассэлектромотор» - да-да, именно так! Этакий модифицированный конкурс «А ну-ка, девушки!» Красоту там не оценивали, а профессионализм, чувство юмора и хозяйственные навыки – ого-го! Победительнице была предложена бесплатная путевка от профкома в Болгарию на две недели, но она отказалась, и попросила – за те же деньги, но в Ленинград. Профком с радостью согласился, в институте дали отпуск и было мне счастье.





У нас был нормированный рабочий день – с восьми до семнадцати часов двенадцати минут. Если кто-то опаздывал – кадровичка «ловила» засонь на проходной и «брала на карандаш». После трех опозданий можно было лишиться премии. Поэтому если кто опаздывал, то, как нормальные герои шли в обход. В заборе со стороны нашего корпуса была дырка, заросшая бурьяном. Я и сама пару раз пользовалась. Правда, был риск разодрать колготки. Зато уже в 17-00 народ сидел на низком старте и ровно в 17-12 бежал через проходную.
У проходной жила небольшая собачья стая – три-четыре пса. Их подкармливали все сотрудники, но особенно добрейшая Ирина Михайловна Козлова. Она была вдвое старше меня, и я ее ужасно любила, за сердечность и доброту, за острый язык и неумение прогибаться перед начальством.


Наш отдел. А Ирина Михайловна - вот она, внизу, слева

Был и библиотечный день. Можно было отправиться в библиотеку и ковыряться там до обалдения в последних реферативных журналах, копировать на синьку свежие статьи и с важным видом изучать ГОСТы и ТУ.
Хватало на все – мы работали, но и жили. Читали и обсуждали хлынувшие потоком, дотоле непечатавшиеся, повести и романы в толстых журналах, спорили о перспективах Перестройки, шили модели из Бурды, всем отделом примеряли купленные по случаю (в Универмаге «выбросили») югославские сапоги, занимали трешку до зарплаты, весело отмечали юбилеи коллег, делая с любовью и азартом памятные альбомы.


Отмечаем 55 лет В.П. Горбенко в ресторане "Волна"

У нас не было компьютеров, и я подрабатывала, печатая статьи на Ятрани. Деловые письма в разные п/я сперва «вылёживались», а потом их запечатывали в конверты и отправляли неспешной почтой, а телефонные переговоры с отдаленными пунктами заказывали загодя. В то время мне пришлось много поездить по командировкам – Москва и Ленинград, Владимир и Томск, Новосибирск и Новокузнецк. Из командировок мы привозили «дефицит» - майонез, пепси-колу и пастилу, полиэтиленовые пакеты и тушь для ресниц, польскую губную помаду и чай «со слоном»...


Вечер с ветеранами


"Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались"...

Я проработала там почти три года и всегда с удовольствием вспоминаю то время, и коллег, и работу. По ощущению это было такое теплое «бабье» лето перед осенними перестроечными штормами и темной зимой начала девяностых...
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • (no subject)

    Второй день, как отключили отопление. За окном +8, ночью около 0. В квартире не знаю сколько, но дубак страшный. Сидим укутанные, как эскимосы. Коты…

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • (no subject)

    Включили лето. И батареи. Ну как обычно, да. Сегодня +26. А я варю шурпу (соскучились по этому отличному супу, а тут и баранину прикупила кстати), и…

  • (no subject)

    Второй день, как отключили отопление. За окном +8, ночью около 0. В квартире не знаю сколько, но дубак страшный. Сидим укутанные, как эскимосы. Коты…

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…