Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Дети и цветы


Я перед поездкой наслушалась-начиталась о невоспитанности, панибратстве, даже хамстве у детей и подростков израильтян. И была готова отнестись терпимо – в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но я не заметила ничего подобного. Мне совсем не приходилось «терпеть».

Дети в Израиле очень красивы. Это раз. Они доброжелательны и любознательны. Это два. Они очаровательно-непосредственны. Это три. И их очень любят. Это четыре. Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что в Израиле к детям отношение уважительное. Как к равным, но просто менее опытным, более слабым, порой нуждающимся в помощи и поддержке.

Как-то вечером, часов уже около десяти, я решила купить на завтра в дорогу пиццу. Покуда симпатичные парни лет семнадцати начиняли её по моей просьбе грибами и маслинами, к прилавку подошли два пацанёнка. Младшему лет семь, тому, что постарше, наверное, около девяти. Дав младшему легкого тычка, старший солидно подошел к прилавку и заказал что-то. Продавец уточнил. Мальчишка сосредоточенно размышлял несколько минут, советовался с приятелем, считал мелочь (все это время продавец терпеливо ждал, иногда отпуская какие-то шутливые замечания, на которые юный покупатель отвечал, судя по всему, очень в тему). Наконец, решение было принято. Мальчишки, дожидаясь заказа, затеяли догоняшки вокруг столиков. Потом начали безобидную потасовку. Потом внимательно рассматривали чью-то машину. Время от времени перекидываясь репликами с работниками пиццерии. В общем, вели себя, как нормальные мальчишки всех времен и народов. Но никто их не одергивал, не приказывал «сидеть спокойно», не «загонял домой». Получив свои пиццы, огольцы солидно помахали руками продавцам, и растворились в темном переулке, провожаемые доброжелательными улыбками…

Возвращаясь с Кинерета, я подобрала на дороге обалденно рыжую и тощую девицу, которая голосовала ногой, потому что в одной руке у нее была тяжеленная сумка, а в другой упрятанная в чехол гитара. Дале 16 лет. Веснушки у нее до того милы, а глаза до того синие, что кажется, что она сошла с какой-то давно виденной мной картины. Живет она «в коммуне», а едет навестить на выходных родителей. Почему в коммуне? Да потому что там она «сама себя делает». И родители уважают ее выбор. Даля имеет обо всем свое мнение. Но она совсем не безапелляционна. Она говорит, «может быть я ошибаюсь, но я так думаю…» Она думает, понимаете?! И ни черта не боится. Год назад колесила по Европе с друзьями. Учится готовить. Учится музыке. Я дала девчонке свой телефон в Питере и сказала – приедешь, звони, буду рада тебе. Она серьезно посмотрела на меня и ответила: ты не туристка. Ты какая-то другая. Я приеду в Петербург и позвоню обязательно. Мне с тобой интересно. Ты, наверное, пошутила, что у тебя внуки.
И мы дружно расхохотались.
Я задумчиво рассматривала карту Бат-Яма пытаясь выяснить откуда же мне ближе всего сесть на автобус до Тель-Авива. Пухлощекий темноглазый мальчик в кипе печально смотрел на дорогу, и явно кого-то ждал. Я попыталась выяснить у него, насчет ближайшей остановки. Он долго тер пальцем нос, морщил лоб, потом с сожалением вздохнул и сказал, что он ездит туда на машине и не знает. Потом еще раз вздохнул, подошел к какой-то даме, и поминутно оглядываясь на меня начал что-то у нее спрашивать. Дама говорила по-русски, и проблему мою разрешила легко. А мальчик обрадованно сдвинул кипу на ухо, подбросил сумку вверх, хлопнул меня по плечу и расплылся в улыбке – это недалеко! Ты теперь хорошо доедешь!

Накануне отъезда я грустно сидела на набережной и смотрела, как солнце соскальзывает в воду. Иногда щелкала фотоаппаратом, безнадежно пытаясь остановить так быстро утекающие мгновенья. Два черных, кучерявых мальчугана лет двенадцати сели рядом со мной.
- Что ты делаешь? Ты смотришь на солнце? Это красиво. У тебя хороший фотоаппарат? Покажи, что там?
Я показала. Они повертели в руках камеру, посмотрели снимки. Потом спросили – кто я. Почему-то белозубо рассмеялись, услышав, что я из России и перебивая друг друга заорали:
- Москва, хорошо, давай-давай, спасибо, пожалюста, привет, пока.
Настала моя очередь смеяться. Они приветливо помахали мне и побежали вниз к морю по своим мальчишечьим делам.
Я жалею, что мне удалось мало пообщаться с этим племенем младым и незнакомым. Думаю, что в следующий раз таких встреч будет больше!
А про цветы я и вовсе писать не стану - просто покажу немного:)

Tags: путешествие. Израиль.
Subscribe

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…

  • Домашнее

    Сделали себе подарок на НГ - купили, наконец, увлажнитель воздуха. Оказывается, реально полезная вещь. Дышать стало полегче, чуть-чуть воспряли…

  • (no subject)

    Итак, надо наверстывать, что не успела написать. Начну с хорошего. Штоллен Штолленов у меня вышло два. Один отдала в большое дочкино семейство,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • ДоШилась...

    Приснился сон – настолько явный, что, проснувшись, не могла поверить, что это сон. Будто мы с мужем идем покупать такую машинку - типа…

  • Домашнее

    Сделали себе подарок на НГ - купили, наконец, увлажнитель воздуха. Оказывается, реально полезная вещь. Дышать стало полегче, чуть-чуть воспряли…

  • (no subject)

    Итак, надо наверстывать, что не успела написать. Начну с хорошего. Штоллен Штолленов у меня вышло два. Один отдала в большое дочкино семейство,…