Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Пушкин – город маленький. За год многих соседей по микрорайону уже знаю в лицо. За одной немолодой дамой регулярно веду наблюдения в супермаркете Дикси. Мы там частенько покупаем всякое ежедневно необходимое. Дама лет 60-ти «косит» под старушку, и актриса она, судя по всему, очень неплохая: «поверил» бы даже Станиславский.
Как правило, она старается встать в очередь, когда на подходе к кассе появляется кто-то более-менее респектабельный (если таковые могут быть в Дикси).
Затем, на кассе начинается многократно отработанный спектакль.
«Старушке» не хватает денег, чтоб оплатить покупку. Как правило, немного, рублей 30-50, иногда до сотни. Она начинает долго искать по карманам, трясет кошелёк, из которого выкатываются сиротливые копейки. Вздыхает, страдальчески морщит лицо. Кассир, привычная к этому действу, меланхолично ждет. Потом предлагает убрать какую-то покупку. «Старушка» начинает выбирать, от чего бы отказаться. Выбор непрост – товары все относительно дорогие. Она опять вздыхает, перебирает корзину… Наконец, стоящий сзади покупатель не выдерживает и выражает готовность заплатить за несчастную этот полтинник. Дама сдержанно и с достоинством благодарит, и, наконец, уходит.
Обычно эту картину я наблюдаю со стороны. Очевидно, мой нищебродский облик доселе не внушал опытной даме доверия. Но в этот вечер народу было немного, и выбирать ей не приходилось.
«Старушка» выкладывала на ленту семгу, орехи, фрукты, в общем, такой нормальный предновогодний набор. Кассир озвучила сумму. Покупательница извлекала по сотне из кошелька и искоса поглядывала на меня, видимо, решая, когда остановиться. Наконец, она решила, что хватит.
Кассир равнодушно сказала: «Еще 52,70».
Занавес открылся. Дама очень старалась. Она мастерски вглядывалась в высветившуюся сумму, выворачивала карманы, потрошила сумочку, нашла даже 70 копеек, вздыхала, в общем, всё как всегда.
Но это был редкий вечер, когда я совершенно никуда не торопилась и с удовольствием тоже играла роль – зрителя.
Кассир (тоже как всегда) предложила убрать что-то… Начался второй акт… Он несколько затянулся, но даже если бы я и захотела прервать спектакль, увы, не смогла бы. Ибо перед авансом на карте болталось около двухсот рублей – как раз на сметану, молоко и хлеб, скучающие в моей корзине. Несколько раз дама выразительно взглядывала в мою сторону, но моему олимпийскому спокойствию в тот вечер позавидовал бы сам Зевс.
Наконец, с сожалением поняв, что с меня толку, как с козла молока, «старушка» внезапно обнаружила в многократно проверенном до этого кошельке тысячную купюру.
Расчёт состоялся.
Все время, пока я пробивала покупки и складывала их в пакет, "старушка" испепеляла меня издали взглядом. А кассир заговорщически мне подмигнула и шепнула: «На этот раз у бабули облом». Я спросила так же шепотом – а часто наоборот? Кассир усмехнулась: «Ага, у неё это как спорт…»
Вспомнился старик со сторублевой "неразменной" купюрой (в одной из книг Паустовского), который упорно ездил на трамвае "зайцем", ибо с утра у кондукторов не было сдачи... Тоже спорт, да...
Tags: наблюдалки, разное
Subscribe

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…

Comments for this post were disabled by the author