Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Category:

Мои первые книжки (очень длинный пост)

Лиза - vnu4ka - умница. Заставила вспомнить самое хорошее, что было в детстве:) Спасибо большое! Все изображения - из сети!
Мне, конечно, повезло.
Книги у нас в доме были – спасибо маме, это она начала собирать библиотеку. И читать я как-то случайно научилась рано. Говорю же - повезло.
Но начну я все-таки с журналов – «Веселые картинки», «Мурзилка» и «Барвинок» - мы выписывали их много лет, пока не выросла младшая сестра. И кроме радости от быстрого пролистывания свежего номера, было всегда предвкушение повторного прочтения вместе с мамой: похвалиться, как быстро удалось разгадать загадки и головоломки, прочитать ей понравившийся стишок или интересную историю, сочинить рассказ по картинке (до сих пор звучит в голове «По этим картинкам, по этим картинкам, которые мы рисовали для вас, придумайте сами, придумайте сами, придумайте сами веселый рассказ»)… Итак, были журналы. Был Маршак и обожаемый Чуковский. Но без этого, наверное, не вырос ни один советский ребенок моего возраста.
Однако были и особенные книжки.
Возраст 4-6 лет.
Первой вспоминается тоненькая зеленая книжечка с драконом на обложке, с вьетнамской сказкой «Волшебная тыква»!
Я перечитывала ее, наверное, сто раз, а то и больше. Яркие картинки, незнакомые слова - «бетель», «циновка»… Мне подарила ее бабушка – папина мама. И эта книжка сразу вызывает воспоминания о бабушкиной квартире. Зима. На улице мороз под минус тридцать, батареи жарят вовсю, бабушка на работе, а я лежу на полу, на коврике, в бабушкиной ночной сорочке, слушаю пластинку «Черный кот», ем яблоко, и в который раз перечитываю «Волшебную тыкву».

Самая обожаемая, нежно любимая – это «Папа, мама, восемь детей и грузовик». Вся эта норвежская семейка была мне совершенно родной. То, какие они дружные, какие выдумщики, как умеют всему радоваться – все это было мне совершенно понятным! Это была жизнь нашей семьи, только там детей было больше, но я не теряла надежды – недавно у меня родился младший братец.
А потом я попала в инфекционную больницу. И болела очень тяжело и долго, но книжечка эта зеленая, тверденькая, с много раз пролистанными страницами, все это время была у меня под подушкой. А при выписке мне ее не вернули. Из инфекционной больницы не возвращали никакие личные вещи. Мне кажется, это было первое настоящее мое горе. Я так рыдала, что опять затемпературила, и мама боялась, что будут еще осложнения… В общем, я лишилась этой книги. И мне удалось заполучить такую же, того же года издания, только через четверть века. Я тогда работала в детской библиотеке, и после очередного списания книг в куче макулатуры в нашей центральной конторе увидела памятную с детства обложку. Я вымолила, выпросила эту книжечку, и было мне счастье.

Сахарнов «Трепанголовы». Как я любила эту книгу в свои 5-6 лет, хотя она была, наверное, для ребятишек постарше.
Я знала каждую страницу с необычными рисунками, странными героями, удивительными морскими обитателями. Я прочла там много о взрослых людях, не похожих не тех, что окружали меня в детстве. Читая эпизод про старика и старуху, у которых погиб сын-водолаз, плакала, хоть многое в этой истории мне было непонятно. Сахарнова я тоже нашла потом, и прочла все, что он написал. А вот та книжка, увы, утеряна безвозвратно.

Чудесная, очень добрая книга Веры Смирновой «Девочки». Мне ее подарили, кажется. Синяя обложка, твердый переплет, три девчонки у распахнутого окна. Мои ровесницы – 4-6 лет, озорные и добрые, упрямые и любознательные, воображули и выдумщицы – «Анка-банка, Ирка-дырка, Алёна-кручёна». Сколько раз я вместе с ними гуляла по Крещатику и ела моченые яблоки, примеряла балетную пачку и искала на прогулках приметы, чтоб не заблудиться на обратном пути. И, кстати, «Сказку рыбаке и рыбке» я прочла после этой книги сразу же. Прямо пристала с ножом к горлу – подать мне сказки Пушкина:)

Конечно, были и другие книжки – но эти самые дорогие моему сердцу, самые запомнившиеся.

Много было книг и в начальной школе – все не перечислить, но хоть некоторые.
Начну с Веры Чаплиной «Питомцы зоопарка». Книга попала мне в руки, когда я была в гостях у подружки, и я упросила ее дать мне прочесть книжку домой. За неделю прочла ее несколько раз. Еле-еле смогла расстаться, чтоб вернуть. И тут же пошла в библиотеку и взяла такую же. И несколько раз продлевала срок – остальные книжки сдавала, а эту держала, пока добрейшая библиотекарша меня не укорила: «Другие же дети тоже хотят прочесть».

У другой подружки я обнаружила «Приключения Незнайки». И все. Я пропала. Всеми правдами и неправдами я напрашивалась к Ире в гости после школы, забиралась с ногами в большое кресло (у нас дома были только стулья – кресло мне казалось чем-то необычайно привлекательным) и погружалась в книгу. Книга была большого формата, но я даже картинки не помню, мне нужно было скорее прочесть текст. Ира справедливо обижалась – пришла в гости, а толку-то с такой гостьи? Но книжка быстро кончилась. А потом мне было счастье – у нас дома появился зелененький трехтомник Николая Носова. В первом были рассказы и повести, а второй и третий – «Приключения Незнайки», в том числе в Солнечном городе и на Луне. Все тома были зачитаны буквально до дыр. Первый том сейчас у меня (выпросила у мамы, когда родилась старшая), второй и третий у сестры:)

Примерно в то же время я открыла для себя три книги, которые никак не отнесешь к художественной литературе – это «Математическая смекалка» - папе подарил эту книжку его учитель математики Арье Аронович, и он ее очень берег ,
папина же книга Лилиенталя «Жизнь шахматам» и мамина розовая, огромная «Энциклопедия домашнего хозяйства».

Первую я с наслаждением читала всю начальную школу, да и потом разбирала задачки (про волка, козла и капусту – из первых и любимых). Шахматные партии Лилиенталя проигрывала сама с собой, когда болела и оставалась дома – папа научил меня, как читать партии, и мне ужасно нравилось. Сперва просто разыгрывать, а потом и думать – почему ход был именно такой, а не другой.
Наверное, благодаря Лилиенталю я довольно неплохо играла в шахматы в детстве, и это умение стабильно обеспечивало мне призы на всех шахматных соревнованиях в пионерлагерях. Ну а так-то амбиций у меня не было.
А «Энциклопедию» листала и читала пока из дому не уехала учиться в универ. Это был неистощимый кладезь информации о жизни – драгоценности и украшения и породы собак и кошек, виды фруктов и как клеить обои, ёлочные игрушки из грецких орехов и выкройка ночной рубашки, комнатные растения и карнавальные костюмы! Книга до сих пор в доме родителей, так же как и Лилиенталь и Математическая смекалка с подклеенным переплетом.

На Льва Кассиля «подсадила» меня мама. В третьем классе перед приемом в пионеры выплыла тема про пионеров-героев. Ну, Лёню Голикова, Зину Портнову и Марата Казея знали все. А мама предложила мне прочесть про Володю Дубинина – «Кстати, у нас есть эта книга. Вот, возьми-ка!» Так я прочла «Улицу младшего сына». А потом оказалось, что у нас подписка на собрание сочинений Кассиля, и вот они разноцветные томики – настоящий клад! Прочла все – и повести, и рассказы и очерки. "Кондуит и Швамбрания",«Будьте готовы, Ваше Высочество», «Вратарь республики», «Ход Белой королевы», «Маяковский – сам!» - из любимых.

Примерно тогда же мне удалось записаться во «взрослую» библиотеку нашего поселка. И там, помимо прочего, в читальном зале было роскошное богатство – все книги Волкова, которые запомнились больше всего чудесными иллюстрациями Владимирского. А еще там, в библиотеке, была стремянка, на которую мне разрешали забираться, чтоб доставать с верхних полок стеллажей интересующую меня книжку. И вот отлично помню, как я случайно выудила откуда-то из-под потолка желтовато-коричневый кирпичик Осеевой. «Динка», конечно же! Да так и зависла на этой стремянке до закрытия библиотеки, причем, обнаружили меня случайно – уборщица пришла в читальный зал, и невзначай подняла глаза – батюшки, а на стремянке девочка, ничего не видит, ничего не слышит…
Потом, на следующий день, мне дали книгу домой под мамину расписку. Как я ее полюбила! А вот «Динка прощается с детством» так близко к сердцу не пришлась.
И еще об одной книге, прочитанной мной в 11 лет. Это Хэмингуэй «Старик и море». Мы с мамой лежим рядом на диване и вместе, но каждый «про себя» читаем эту книгу. Дочитываем страницу, переглядываемся, и читаем дальше. И вместе переживаем, и вместе страдаем, и плачем вместе… Мы прочли ее, кажется за день (вряд ли за два), залпом и даже не говорили, кажется, о ней, все было понятно без слов. Это был том Хэмингуэя из БВЛ.
Кстати, тогда я уже ныряла в БВЛ и часто вытаскивала оттуда интереснейшие книги, вроде «Витязя в тигровой шкуре», Эдгара По или «Сказок 1001 ночи».

А потом пришел Паустовский. Сначала с рассказами, а потом весь-весь. Всё, что было в 8-ми томах собрания сочинений, мы с мамой перечитывали вместе и по очереди. Я поняла тогда – вот он совсем мой писатель!

И уже от Паустовского потянулись ниточки ко всей русской, да и зарубежной литературе.
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Внезапно

    Как несколько лет назад, когда я работала в офисе, меня бесило употребление к месту и не к месту слова "синергия", так сейчас просто трясет от такого…

  • Я его закончила!!!

    Дочка попросила изготовить небольшой коврик, на котором малые девчонки могли бы играть на полу и на подоконнике (подоконники у них широченные). А я…

  • (no subject)

    Очередной раз выбралась на дачу. Ездили в Лосево, в Старую Ладогу. В общем, отлично провели время. Два слова про старших внуков. Савелий вернулся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments

  • Внезапно

    Как несколько лет назад, когда я работала в офисе, меня бесило употребление к месту и не к месту слова "синергия", так сейчас просто трясет от такого…

  • Я его закончила!!!

    Дочка попросила изготовить небольшой коврик, на котором малые девчонки могли бы играть на полу и на подоконнике (подоконники у них широченные). А я…

  • (no subject)

    Очередной раз выбралась на дачу. Ездили в Лосево, в Старую Ладогу. В общем, отлично провели время. Два слова про старших внуков. Савелий вернулся…