Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Categories:

Как я была вожатой

Кажется, в самом начале ЖЖ-жизни я немного рассказывала об этом, но столько времени прошло, что уж и сама не помню – рассказывала, или нет. В общем, дело было так…
Работать летом я начала в старших классах, точнее, подрабатывать. У нас дома это называлось «На школу». Потому что, как ни крути, а если в семье двое школьников и есть еще третья, пока в детсад ходит, то к сентябрю все равно много чего надо – канцтовары всякие, форма, портфель… Учебники младшему брату выдавали бесплатно библиотечные – к тому времени уже такое появилось, ну а я еще застала время, когда в мае сдавали бешеные суммы на учебники (пять, а м.б. и семь рублей, уж и не помню), их закупали и на последнем классном часе, всем школярам перед каникулами вручали стопочку. Было особенным удовольствием летом заранее прочитывать их, ну, разве что исключая русский, математику, да физику. Но я отвлеклась. Итак, летом родители помогали мне (а потом и брату) найти подработку.
Я закончила 9-й класс, и мама вроде бы договорилась, что в августе я поработаю месяц в местном «Зеленстрое» - цветы, огурцы, прополка, полив… Но внезапно, едва ли не в первый июньский день, папа сказал: «Собирайся, завтра поедешь в Кузедеево», через два дня открытие сезона, а они не могут ни вожатыми, ни воспитателями лагерь укомплектовать, я только на профкоме про тебя заикнулся, сразу согласились, только запишут, что тебе уже 16, а не 15». Ну тебе шестнадцать в сентябре, так что ничего».
Я обрадовалась. В Кузедеевском «Огоньке» я бывала много раз, а год назад даже работала там «за еду» в лагерной библиотеке. Мне это страшно понравилось. А тут – за деньги!! Сезон – 21 день. И оплата что-то чуть ли не 50 рублей. А ребятишки меня не пугали, в школе я вечно с малышней хороводы водила. Комары вот напрягали. Я потому первый сезон и не любила – комарья много, а к третьему они все куда-то девались.
Доехала ранней электричкой. Полчаса всего, потом от станции паром, и через лес – не больше получаса.
И вот я в лагере. Он пустой еще, непривычный. Меня быстренько отправили в кузедеевскую больничку – оформлять санитарную книжку, это тогда делалось быстро и бесплатно. По возвращении выяснилось, что у меня будет отряд (номер уж не помню) мальчиков 9-10 лет, и (!!) пока я буду на отряде одна, как только найдут воспитателя, станет легче.
Сейчас я бы с ума сошла. 30 мальчишек, возраст не самый плохой, но и не первоклашки. И я одна. А тогда – нормально, в 15 лет мозгов нет же, и кажется, что все легко и просто. А может быть оно так и есть? И это мы, став взрослыми себе это все выдумали? У меня был еще один день, чтобы как-то освоиться с обязанностями, с тем, что можно, чего нельзя. Проверить наличие всяких кроватей, стульев, столов, числящихся за мной, получить игры – всякие мячи, шашки-шахматы, вымыть полы, заправить 30 кроватей, и подготовиться к встрече этих архаровцев.
Утром я встретила свою гвардию, и начались безумные дни. Без воспитателя я работала неделю. Поэтому я смутно помню, что там было и как, помню только, что я почти разучилась ходить, сорвала голос, ободрала все локти, колени и пузо, снимая моих драгоценных пионеров с деревьев, получила выговор за несвоевременную сдачу плана какого-то мероприятия (выговор помню, мероприятие – нет), получила благодарность за I место , занятое отрядом в конкурсе инсценированной песни (мы пели песню про юного барабанщика, помнится). Я рассказывала им на ночь всякие страшные истории, втихую застирывала в ледяной воде (другой не было) простыни, которые регулярно поставляли мне два юных героя. Герои страшно смущались, передавая мне по утрам результат своего наикрепчайшего сна, ну а я не ругалась, потому что – они же маленькие еще. Они ходили за мной хвостом с подъема до отбоя, вырваться в туалет было проблемой. Они были противные, непослушные, заботливые и добрые, из них фонтанировали идеи, энергия, ну…и то, что оказывалось на простынях (по счастью, мне удалось раздобыть клеёнки, с сушкой матрасов я бы не справилась).
Через неделю появилась воспитательница.
Это была средних лет тётка, которую я даже не запомнила, потому что в моей жизни ее появление ничего не поменяло, кроме того, что я перестала ходить на планёрки, и смогла помыться в бане. А все остальное было по-прежнему. Но тётка была нормальная, потому что она не сдала меня лагерной администрации, когда я увела за территорию лагеря к обрывистой реке семерых самых отчаянных пацанов в пять утра на раннюю рыбалку. Мы поймали одного полудохлого пескаря, до одури накупались (не в лягушатнике, но по очереди – у меня хватило ума, пускать их в воду только по двое, ну по трое, чтоб ежели что, успеть), и еще до подъема успели вернуться в лагерь. Зато потом эти сорванцы слушались меня с полуслова.

У вожатых в лагере была прекрасная жизнь – они ходили по очереди в кузедеевский магазин, покупали, кажется, портвейн, они пели под гитару вечерами у костра, там закручивались потрясающие романы, некоторым удавалось даже съездить в Новокузнецк. Мне не достались ни портвейн, ни гитара, ни поцелуй в кустах – во-первых, я была младше всех. Остальные вожатые были 23-25 летние старики и старухи. Во вторых, мне было просто некогда, а вечером, когда вся моя банда наконец засыпала, я из последних сил добиралась до кровати, и упадала в сон, толком не разобрав постель. Про комаров я даже не вспоминала.
Это была прекрасная работа! По окончании смены я получила какую-то охрененную сумму, чуть ли не 60 рублей, потому что (все по-честному), мне доплатили за неделю работы без воспитателя. Я купила все себе к школе и целую кучу подарков родным. И даже еще осталось😊
Но именно там в лагере я очень хорошо почувствовала, что значит пионерский призыв: «Будь готов!» Там я была всегда готова ко всему.
А сегодня день рождения Пионерии! С праздником! 😊
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →