Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Воспоминалки о том, как я была маленькая.

"Мои первые книжки..."

Когда я научилась читать, я не помню. Родители уверяют, что в три я читала довольно бегло, и я склона этому верить, потому что младший мой начал читать еще раньше. Хорошо помню, что читала я и «как полагается», и «вверх тормашками» совершенно одинаково. Из любимых книжек – были Маршак, Чуковский, Носов, Сказки Пушкина, «Папа, мама, восемь детей и грузовик», «Как Алешка жил на Севере», и, кажется, «Девочки» Веры Смирновой. Ну и, само собой, всякие «Мурзилки», «Веселые картинки» и «Барвинок». Помню, что, уже довольно хорошо читая, я все же очень любила, чтобы мама читала вслух.
Особенно мне нравилось в ее исполнении какое-то, по сей день нигде не найденное, стихотворение про некую мышиную семейку. Помню только что у Бабушки-Мыши там было кресло-качалка, вырезанное из картофелины, а к праздничному столу Папа-Мышь принес какие-то потрясающие вкусности. И сохранилась в памяти только одна строчка: «А тем, кто любит сладости – обертка от конфет».
Иногда мама читала своего любимого Некрасова, но от «Несжатой полосы» у меня щипало в носу, и я просила перестать. А вот «Русских женщин» годам к пяти выучила наизусть. Между прочим, про Волконскую помню по сей день почти без пробелов. Потрясающая штука – детская память.
Читала я много и без разбору.
Помнится перед школой буквально до дыр зачитала довольно большую книжку о русском фарфоре. И все бродила по окрестностям, отыскивая каолин. К тому же периоду относятся, увы, неудачные попытки изготовить из обычной глины всяческие гончарные изделия:). Глина трескалась, рассыхалась, и чашки и вазочки, и без того не слишком изящные, приобретали совсем уж непотребный вид.
Еще одна книжка из любимых – автора не помню – «Детство и юность Катрин Шаррон». То ли потому что героиню звали так же, как и меня, то ли по какой иной причине, я очень любила эту книжку. И перечитывала ее много-много раз.
У бабушки книг было мало. Точнее, почти и вовсе не было. Зато в тумбочке, где хранилась восхитительная шкатулка с разными пуговицами, которые мне никогда не надоедало перебирать, лежала стопка журналов «Огонек». А сама бабушка иногда приносила с работы какие-то затрепанные толстые книжки, которые я, будучи у нее в гостях, проглатывала мигом. Так проглотила «Тронку», в которой по малолетству мало что поняла. «Сержанта милиции», после чего вознамерилась было пополнить ряды доблестных блюстителей порядка. Еще, помнится, прочла какую-то книжку про белорусских партизан. Странный подбор вообще-то.
Надо сказать, моих родителей не особенно волновало то, что именно я читаю. Однако, домашняя библиотека медленно, но верно усилиями мамы пополнялась. Появились первые собрания сочинений. Начала собираться БВЛ. Как я любила, когда приходило очередное извещение из книжного магазина, что поступил том такой-то, и нам надлежит выкупить его… Мы с мамой шли и выкупали. Денег не было. Откуда родители выкраивали их на книги – я не знаю. Но появился «синий» Чехов. Бежево-золотистый восьмитомник Пушкина. Обожаемый впоследствии Паустовский. Смешной и страшный Гоголь («Вия» мама прочла мне в лето перед школой, я не спала две или три ночи потом). Ну и мои – Кассиль, Носов, Барто, Михалков, Прилежаева, Воскресенская. В школе – я узнала, что есть такая штука, как библиотека. Там можно что захочешь брать и читать. И книг там – не перетрогать! И я брала и читала. Сперва библиотекарша давала по одной, но я стала бегать в библиотеку ежедневно, а то и по два раза на дню. И квоту увеличили до 5-ти. Там прочла с наслаждением книжки Сахарнова, Бианки. Несколько раз брала «Городок в табакерке» и «Черную курицу».
А вот Волковские книги про Изумрудный город пришлось читать во «взрослой библиотеке» лишь спустя 2 года и только в читальном зале.
Полюбились сказки Бажова. И вообще всякие сказки – адыгейские, японские, монгольские, грузинские, украинские, французские.
Я иногда спрашиваю своих близких, друзей – помнят ли? Помнят ли те книжки, которые читали в 3, 4, 6, 8 лет? И мало кто помнит. Но почему? Почему я помню не только о чем эти книжки, но и цвет переплетов, иллюстрации и даже, кажется, запах бумаги. Я почти не помню другие игрушки, разве что желтого, набитого опилками медведя, да куклу Аришку. С трудом вспоминаю, глядя на фотографии, свою одежду тех лет. Но книжки помню так, словно вот только что держала их в руках.
Потом, конечно, было много всего. Но первые, первые-то!!
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Критиканское

    Ну и еще чуток про больничку. На этот раз о досадных мелочах, которые так легко было бы исправить. Я выкладывала фото больницы – все вполне…

  • Как я ругалась в больнице

    Я не люблю, когда мной помыкают. Если со мной по хорошему, из меня можно вить веревки. Но если я где-то учую насилие, дохлый номер. В палате лежала…

  • Немного фото из больницы

    Я там почти не фотографировала. Не до того. Но для общего представления вот несколько снимков (простите за качество, смартфон у меня полудохленький,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • Критиканское

    Ну и еще чуток про больничку. На этот раз о досадных мелочах, которые так легко было бы исправить. Я выкладывала фото больницы – все вполне…

  • Как я ругалась в больнице

    Я не люблю, когда мной помыкают. Если со мной по хорошему, из меня можно вить веревки. Но если я где-то учую насилие, дохлый номер. В палате лежала…

  • Немного фото из больницы

    Я там почти не фотографировала. Не до того. Но для общего представления вот несколько снимков (простите за качество, смартфон у меня полудохленький,…