Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Как я была совсем маленькая

(До школы)

Маленькая я часто жила у бабушки.
Бабушка (папина мама) не слишком ладила с моей мамой, и тем более с другой бабушкой. Бабушки звали друг дружку смешно – «сватья». Это слово мне было непонятно, но очень смешило.
А бабушку я любила. И она меня тоже.

Бесконечные мои простуды, бытовая неустроенность родителей, а также то, что появился мой младший братец, способствовали моим частым гостеваниям на Красной Горке.
У бабушки был дом, совсем не похожий на наш. Наша квартира (когда у родителей появилась квартира) была довольно пуста и просторна. Никаких излишеств, почти аскетизм – легкие шторки на окнах, стол, книжный шкаф с только еще начинающей собираться библиотекой, пара стульев, кажется, еще диван, и два неподъемных табурета. Вот, пожалуй, и все. А у бабушки – какие-то вышитые салфеточки, искусственные цветы, огромная шкатулка с пуговицами, радиола, широченная кровать с никелированными шариками, на которой так весело было прыгать, как на батуте, и даже какой-то гобеленовый коврик. Но самое главное, у нее была такая большая стеклянная ваза, всегда волшебно наполненная яблоками и карамелью «клюква». Дома меня не слишком баловали фруктами и сладостями, поэтому эта ваза была настоящим счастьем. Горячей воды в доме не было, но отопление было паровое, и поэтому, чтобы помыть пол, бабушка отворачивала у батареи кран и наливала в тазик кипяток. Этого делать было нельзя. Это было, как будто кража. Но бабушка это делала, а я ее не выдавала. А еще у бабушки были пластинки – «Черный кот», « И на Марсе будут яблони цвести», «Дунай, Дунай, а ну, узнай…» - эти песни я помню с той поры. А еще в тумбочке лежала стопка журналов «Огонек», которые я ужасно любила разглядывать.
Квартира была однокомнатная, но довольно просторная, на 1-м этаже. Бабушка работала «подавальщицей» в столовке напротив дома. Там я, собственно, и харчевалась:). Мне нравились столовские густые борщи, огромные в полтарелки шницели, пирожки, которые мы лепили вечерами (бабушка брала меня с собой на работу), и вкуснейшие бисквитно –кремовые пирожные, которые делал в крохотной каморке кондитер дядя Саша. Я любила смотреть, как он выдавливает из сшитых из клеенки рыжих мешков крем, выводя затейливые узорчатые розочки и лепесточки. Иногда мне выпадало счастье вылизать остатки крема. Хорошо, что о таких вещах не знала моя мама, иначе не жить бы мне у бабушки столь часто. Кроме того, бабушка беспрепятственно отпускала меня на улицу и на горку, и даже в кино на «Фантомаса» я умудрилась пробраться в 4-х летнем возрасте. Хоть и просидела почти весь сеанс под стулом – так было страшно.
Самое любопытное, что часто болея дома, я практически ни разу даже не чихнула, живя у бабушки, хотя и ноги мои мерзли, и воду пила холодную, и ела как попало, и спала, когда заблагорассудится.
Бабушке моей было тогда…чуть больше лет мне сейчас. У нее я впервые увидела губную помаду и бусы (мама моя совсем не пользовалась косметикой, и украшений у нее не было), бабушкин гардероб был намного больше маминого – несколько платьев, и красивый серо-голубой костюм, который назывался «джерси». К этому костюму прикалывалась потрясающе красивая брошка, а еще завязывался какой-то кокетливый шарфик. Бабушка иногда наряжала меня, и мы шли гулять. Но несмотря на то, что на прогулки она одевала меня в самые красивые вещи (синее платье с матросским воротником и белые гольфы, или красную юбочку и пестро-коричневую шерстяную кофту, изготовленную трудолюбивыми китайцами), она никогда не ругала меня, если я вляпывалась в какую-нибудь лужу, или оскальзывалась на глиняной тропинке и плюхалась нарядной попой с желтую холодную сырость. И чулки бабушка меня носить не заставляла. О, чулки!!! Современные маленькие девочки и представить не могут, что это за ужас – чулки на пажах. Пояс пажей неудобный, елозит на попе, резинки растянуты, зажимы держат чулок плохо, и время от времени самопроизвольно расстегиваются, чулки – коричневые, нитяные, все время собираются на коленках, сползают, пятка как-то неведомым образом выворачивается. Так вот, вместо чулок бабушка сконструировала мне какие-то очень удобные штаны, подобие брючек, в коих я и щеголяла по Красной Горке. Как вы помните, девочки в то время не носили брючек, только толстые, теплые с начесом штаны, поверх которых (красота неописанная) непременно должно было быть платье. А потому меня нередко за мальчика и принимали, благо и стрижка была короткая. Но я не обижалась – мальчик, так мальчик, зато чулки не ношу!!:)

А во дворе бабушкиного дома росли огромные тополя и жила ничья собака Найда, которую мы кормили всем двором. Рядом с ее конурой был старый навес от сгоревшего сарая, где в дождь собиралась вся гуляющая ребятня от 3 до 13 и мы играли. В «садовника», например. Или в «глухой телефон». А то и просто рассказывали друг другу леденящие душу истории о «черном пятне», «красной простыне», или отрезанных пальчиках, которые находили в пирожках с капустой. Дождь прибивал пыль, сильно пахло молодой тополиной листвой, можно было прилечь головой на теплое Найдино брюхо и жмурясь от ужаса во время очередной страшилки, шептать: «чур меня, чур меня».
… Несколько лет назад я проезжала с отцом через Прокопьевск. Вот и Красная Горка. «Давай, пап, заедем в бабушкин дом?» Заехали. Господи, какое убогое зрелище – старая, вросшая в землю, темно-серая трехэтажка постройки конца 30-х годов, Покосившиеся стайки. Почерневшие пни от давно вырубленных тополей. Ни кустика, ни цветочка. Замурзанные ребятишки что-то выискивающие в огромной, куда там знаменитой Миргородской, луже, да пара неопрятных старух у подъезда, ожесточенно о чем-то спорящих. Я вглядывалась в их лица – вдруг узнаю? Они замолчали, долго смотрели на нас с отцом. Потом, что-то буркнув, типа – «ходят всякие» разошлись в стороны.
…И вдруг пошел дождь. Весенний, легкий, смывающий пыль и копоть. И ребятня, задрав головы вверх, запрыгала и загорланила: «Дождик-дождик перестань, а уеду в Орестань!» Прибежала откуда-то большая лохматая дворняга, и запрыгала вместе с ними и весело загавкала. Принесло пряный аромат черемухи. В небе повисла радуга.
Мы пошли к машине.
Напоследок оглянувшись, я увидела в окошке на первом этаже озаренного солнцем, омытого весенним дождем и украшенного радужным ожерельем старого дома, огромный ярко-красный куст герани, точь в точь такой, какой стоял на бабушкином подоконнике….
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments