Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Это было давно, лет...ну, восемь назад:))

Как я на машине переворачивалась.

Я тогда только-только на права сдала – года еще не прошло. А, как известно, новоиспеченные водители – самый опасный народ на дорогах, мозгов нет, страху не знают, опыта никакого.
Ну, я все же поосторожней была. Ездить любила – особенно в городе, реакция, слава Богу, неплохая, интуицией не обделена, в общем, все нормально… Права получила летом, всю осень и зиму наше семейство увязало в финансовой пропасти, и потому мы на пару, но по очереди, с моим тогдашним мужем «калымили» по вечерам на доставшейся от отца «шестерке». Мне везло даже больше, во всяком случае, меня почти никогда не «кидали». А особенно щедрыми на оплату проезда оказывались подгулявшие и припозднившиеся мужики, которые сперва даже не понимали – кто там за рулем, а поняв, изумленно восклицали : «О, баба!» и платили вместо полтинника сотню, а то и больше. Так что этими вечерними «бомбёжками» я приобрела неплохой водительский опыт, хоть муж мой по-прежнему вцеплялся побелевшими пальцами в поручни, если ехал со мной пассажиром. Весной ездить мне приходилось мало, а вот летом отвела душу. Мужу приходилось по работе часто выезжать на места дислокации сидящих на рельсах шахтеров, а они тогда это нередко практиковали, так что машина была в моем полном распоряжении.
Даха летом уехала на практику на конезавод в Трещу в 40 км от города, и я изредка ее навещала. Собралась и тут…
Было жарко-жарко… Алиса сидела на берегу реки… тьфу, то есть я села за руль и весело двинулась в Топки, откуда шла дорога на Трещу. Позже я узнала, что есть и другая – отличная дорога прямо из Кемерово, не заезжая ни в какие Топки, но тогда альтернативный путь был мне неведом, и я ехала проторенной дорожкой. На выезде я подобрала голосовавшего толстого дядьку кабанообразной наружности, здраво рассудив, что ежели его кошелек так же толст, как и он сам, то бензин я, по крайней мере, компенсирую. Дядька ехал дальше – в Черемички, это еще километров 10 после Трещи, но это уж пусть сам добирается. Довольная перспективой срубить лишних денег, я ехала на редкость грамотно и уверенно, благополучно миновала пост ГАИ, вот уже и Топки. Еще 12 км – и Треща! Дядька задрых. Он посапывал, и поводил носом, как тапир, а я предвкушала, как привезу Дахе сгущенку и немного клубники, как она обрадуется, и потащит меня в конюшни, как я буду гладить коников по холкам, как они будут поглядывать на меня внимательно и осторожно, и тянуться мордами в карман, где пипрятаны пара подсоленных горбушек.
Асфальт закончился, но щебенка была так ровна, так плотно и туго укатана, что блестела словно зеркало. Машин на трассе не было, и скорость я снижать не спешила. Что такое для пожилой «шестерки» 90 км/час? Нормальная рабочая скорость… Небо немного затянуло, собирался дождь. Вот и первые капли, вот он пошел сильнее, я включила дворники, и в этот момент увидела, что впереди на дороге небольшая ямка. Подвеску я жалела всегда, и плюхаться задом в яму на скорости совсем не хотелось, руль машинально дернулся влево – так же, как я объезжала выбоины на городских асфальтовых дорогах. И тут оно и случилось…
Я же и предположить не могла, что смоченная дождем щебенка превращается в каток!!! Что машина становится практически неуправляемой!! Автомобиль закрутился юлой, я сбросила скорость, попыталась затормозить, но получилось только хуже, машину уверенно несло под откос в неудержимом вальсе. В голове промелькнуло: «П…ц!» Мой неудачливый пассажир что-то заверещал тоненьким голоском, едва очнувшись от сладкой дремы, и совершенно не понимая, что происходит. Машина съехала вниз, перевернулась на крышу, потом опять на колеса, развернувшись к дороге, и сделав неудачную попытку перевернуться еще раз, ткнулась мордой в откос, осела на задние колеса и замерла….
Крыша как-то странно вдавилась, кусок ее торчал возле моего плеча. Стекла вылетели почти все, и только заднее, разбитое вдребезги как-то еще удерживалось. Еще толком не понимая, что произошло, я чувствовала только одно – машину я угробила. Машину, любимую, «ласточку», кормилицу, радость мою. И не будет мне прощения за это никогда. И никогда больше я не сяду за руль.
С откоса сбегали вниз трое мужиков, выскочивших из остановившегося раздолбанного «москвича». Я попыталась выйти из машины, но дверь заклинило. Мой пассажир тихонько выл. Подбежавшие дядьки открыли салон с его стороны, и вытащили сперва его. Я вылезла сама.
_ Видели с горы, как вы кувыркались, думали горы трупов! Вы как? Целы? Ничего? Это что кровь? Сла-а-адко. Клубника что ли? Ну, слава Богу.
- Я машину разбила, -убитым голосом говорила я.
- Что машина – железо! Сама цела – это главное! Подумаешь машина.
Меня трясло, знобило. Дождь не переставал.
Дядьки ходили вокруг машины, прицокивали языками, вытаскивали из колес застрявшие пучки травы. Попутчик, сперва глядел на меня с ужасом, потом нашел свою сумку, как-то странно приседая, выкарабкался на дорогу, и поминутно оглядываясь потрусил по дороге в Топки, нелепо расставляя ноги – штаны у него были мокрые. По счастью, кроме медвежьей болезни с ним ничего не приключилось. Я же отделалась несколькими синяками на груди, животе и руках. Но это выяснилось уже потом.
А пока – я стояла и тупо гладила то, что еще полчаса назад было машиной, моей милой машиной, моей надежной и безропотной подружкой. Мужики, однако, походив и поцокав, взялись за дело. Они втроем вытолкали останки на дорогу, собрали то, что можно было собрать – выпавшие инструменты, уплотнители для стекол, атлас автомобильных дорог, еще какие-то мелочи… Потом один из них – с выбитыми передними зубами и выгоревшими волосами, скрючившись, сел за руль, повернул ключ…
Ребята, она завелась!!! Представляете? Эта умничка, искалеченная, избитая, с вдавленной крышей, погнутыми стойками, без стекол и с пробитым радиатором – она завелась!!!
Дождь все шел, струйки его стекали мне за шиворот, а я смотрела на мою ласточку с нежностью и думала – мы починим тебя, моя хорошая, даже если мне придется работать для этого круглосуточно, мы вылечим тебя! Мы поставим тебе стекла, заменим двери, крышу и капот, мы купим новый радиатор и кучу всяких прибамбасов типа фар, бампера и прочей ерундистики. И ты будешь жить, потому что у тебя мужественное сердце и нежная душа.
Потом дядьки молотком подвыбили крышу, я села в машину, рядом сел тот самый щербатый мужик, и медленно-медленно мы поехали. Дождь хлестал через выбитое окно, несколько раз мы останавливались и заливали в радиатор воду из бутылки, которую взяли с собой. В Топках единственная СТО была закрыта. Вода стекала с меня ручьями, меня трясло не то в ознобе, не то просто от шока. Дядька почесал затылок, покурил. И мы поехали в какую-то автобазу, где, как оказалось, он раньше работал.
И вот тамошние работяги – спасибо им – завернули меня в какие-то синие спецодежные халаты, напоили горячим чаем, переодели в чью-то сухую рубашку и штаны, уложили на дерматиновый диванчик в какой-то кондейке. Покуда я отлеживалась и согревалась, они договорились с местным «самоделкиным», который за разумные деньги готов был взяться за починку машины, более того, они помогли мне оттранспортировать к нему во двор то, что осталось от «ласточки»,оттуда же, с автобазы я позвонила моему первому мужу, который приехал за мной, забрал к себе на дачу – всю трясущуюся и ревущую (наконец-то я дала слабину). И только на даче, выпив коньяка, и окончательно согревшись, я смогла более или менее спокойно заснуть.
Машину мы починили. Доставшись через несколько лет моей младшей сестренке, она ездит до сих пор. Кабанообразный дядька, описавшийся после аварии и так резво сбежавший с места происшествия, но запомнивший, однако, номер машины, нашел меня в Кемерово и пытался получить денежную компенсацию за стресс. Вернувшийся из командировки муж довольно спокойно выслушал меня и сказал – сама жива, цела, чего еще надо-то? К Дахе в Трещу мы съездили с ее отцом – моим первым мужем, и отвезли-таки и сгущенки и спелой клубники, но это уже другая история:)
Tags: воспоминалки
Subscribe

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Еще стиш...

    В этой квартире паркет по старушечьи дышит. Прах от обоев старается спрятаться в стены. Был черный ход, а теперь кладовая, и мыши Норы свои стерегут,…

  • осенний стиш

    ...Путь через площадь, нутро продувает насквозь. Клёны, как псы, охраняют кораблик на шпиле. Я в этом мире желанный, но все-таки гость. И потому…

  • (no subject)

    Я не откликнусь на призыв немой Не потому, что даже не услышу. А потому, что снова снегом крыши Заносит вьюга. Холодно зимой. Так холодно, что…