Катя (anakity) wrote,
Катя
anakity

Categories:

Часть вторая (про Москву)

В эту поездку Милый показал мне ту Москву, которую он любит, и которую я, увы, не знала. Что была для меня Москва прежде? Суета, грязь, толчея вокзалов и аэропортов, теснота и дрянной запах в метро, немыслимые цены на самые простые вещи, окраинные заводы и «почтовые ящики», ВДНХ, или, как там его теперь? – ВВЦ, Арбат, с пошловатыми лотошниками, Горбушка, где чувствуешь себя мелкой блохой на чудовищной барахолке, огромные собаки с печальными глазами, сбивающиеся в стаи, глянцевый Кремль, с одуревшими многоязыкими туристами, и общее ощущение неприкаянности, бездомовья и тоски.
Уже в прошлый мартовский приезд, однако, этот образ начал понемногу разрушаться – я посидела с Женей в Апшу, растворяясь в звуках волынки, которые, как мне тогда показалось, совсем не были чужды сырой весенней Москве, побродила ранним утром по крохотным смешным московским переулочкам, наведалась в Пушкинский музей, золотоволосая Анечка провожала меня в Питер, и даже опостылевший Ленинградский вокзал казался от этого теплым и гостеприимным. Но то, что произошло в эту неделю – было похоже на чудо.
Я увидела совсем иную Москву – радостную и звонкую, задумчивую и прекрасную, мудрую и юную.
Конечно, мы не могли не прийти к Университету…
После дождя было тепло, пар поднимался от асфальта, солнце отражалось в лужах, и стоя на Воробьевых горах я увидела - Москва лежала в огромной чаше, поблескивая куполами, украшенная голубой лентой реки, словно приоткрывшаяся от волшебного прикосновения небывалая драгоценность.
В прохладе главного корпуса наши шаги звучали гулко – к вечеру коридоры обезлюдели, и удалось уловить какой-то особенный запах – так пахнет в старых библиотеках, или может быть в кабинетах – старое дерево, истершаяся кожа, пожелтевшая бумага, и все это растворяется в холоде, исходящем от каменных ступеней.
На следующий день мы побывали в Коломенском. И я захотела приехать туда еще, непременно в мае, когда цветут яблони. Как должно быть там прекрасно в эту пору… Впрочем, и в середине июля тоже хорошо. Мы сидели на берегу прудика, и голуби клевали крошки с ладоней.
Мы слушали, о чем думают те самые 600-летние дубы, но они думали так неторопливо и неспешно, что уловить удалось немногое – суетитесь, размышляли дубы, торопитесь, а зачем? Все было всегда и будет всегда, и ничто не изменится от вашей суеты и торопливости. Спуститесь лучше к реке, поглядите на воду – она течет неспешно и мудро, научитесь у нее этой неспешности, всмотритесь в ее изменчивое постоянство, растворитесь в ней, станьте одновременно водой и небом, землей и ветром… Мы послушались – и долго сидели на спуске, и тихо молчали…
А потом отправились в Лаврушинский, и знакомые с детства по репродукциям и фотографиям картины и скульптуры оживали, и это тоже было похоже на волшебство…
В среду лил дождь. И покормив ворон (да-да! Голубей и воробьев все кормят, а ворон – как-то не очень жалуют, а они такие умные и внимательные) в Александровском саду, мы отправились в ЦДХ и провели там весь день. А потом – троллейбусом по Садовому кольцу, радуясь знакомым силуэтам зданий, и названиям, которые помнились с детства из книг…
А еще мы бродили по Зарядью, и мне захотелось узнать и прочесть как можно больше об этих местах – представить, ощутить все, что было там прежде…
Катались на речном трамвайчике по излучинам Москвы-реки.
Гуляли в Парке Победы. После созерцания церетелевских "шедевров" мне приснился ночью исполинский Минотавр, созданный им же – было страшно:))
Любовались изразцами и кормили птиц в Измайловском. Когда утки стаей вышли на берег, распугав всех воробьев, голубей и ворон, и начали надвигаться на нас стройными рядами с целью уничтожить все наши съестные припасы, мне припомнилась сцена народного гнева из «Бориса Годунова» Мусоргского. Я сдрейфила и позорно сбежала.
В Царицыно идут колоссальные реставрационно-строительные работы. Но уже сейчас видно, как там будет здорово – просторно, хоть, и несколько неуютно – так мне показалось. Как-то слишком «из головы, от ума» все эти постройки… Нет легкости, импровизации, радости. Как будто работала машина по созданию красоты.
Прекрасен Ботанический сад с совершенно ручными птицами, и резными узорчатыми кленами и дубами.
Очаровательна усадьба в Кусково – затянутая мелкой сеткой из дождя, она казалась таинственной и задумчивой.
А сколько мы просто прошагали по Московским улочкам и переулкам!! Трогали стены Новодевичьего монастыря, заходили в маленькие музеи и лавочки, гуляли по стеклянному мосту, что у Киевского вокзала, кормили голубей в крохотном московском дворике, на Таганке – потом туда пришла старая собака – ей тоже достался кусок курицы, потом туда же прибрел такой же старый бомж. Но ему достался уже только бутерброд и пара яиц :), конечно же я подержалась за носы всех собак на метро Площадь Революции, поразглядывала витееватый особняк Саввы Морозова… Да разве все перечислишь!!
Такая вот у меня получилась Москва, и я почти полюбила ее. Спасибо vidjnana!
Tags: дневниковое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments